Невостребованность результатов научного поиска
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Национальные «особости» русской науки / Невостребованность результатов научного поиска
Страница 2

Ученый не ошибся в своих чувствах. Наука в России всегда была и остается нелюбимой падчерицей. Ее кормили, но чаще все же держали на голодном пайке и относились к ней с полным безразличием. Ее могли «наказать», а могли вообще выгнать из дома .

Несовместимость подобного отношения к науке с политическими претензиями России в развивающейся Европе стала заметной уже в начале XIX века. Техническая вооруженность промышленности западноевропейских стран переживала радикальное обновление: появились механические станки, паровые двигатели, стали строить железные дороги, на реках задымили пароходы. Понятно, что все эти технические новшества -ре-зультат научных проработок, они и стимулировали дальнейшее развитие науки в странах Западной Европы, чему способствовала и открытая рыночная экономика, требовавшая постоянного технологического обновления промышленности.

Что же Россия? У нее, как мы знаем, «собственная стать». Русскую науку именно в те годы практически прекратили финансировать и еще более перекрыли клапана свободного поиска.

… В 1811 г. Александр I заявил, что отныне и навсегда только Закон Божий является “главною и существенною целью образования” . После победы над Наполеоном в 1812 году знания стали трактоваться как “источник заблуждения”, а деятели науки, как, впрочем, любые мыслящие люди, теперь “подтачива-ли” основы государственного строя. Как это не дико звучит, но в этих словах – большáя доля истины, ибо абсолютизм и свободомыслие – вещи несовместимые. Поэтому, чтобы продлить существование абсолютной монархии, власти и стремились вставить цензурный кляп литературе, стерилизовать высшее образование, перекрыть кислород науке. Это упреждающие меры самосохранения. Конкретно же, соединили веру и знание, сделав знания – функцией веры. Науку, как в средние века католической Европы, стали преподносить как «служанку Богословия», а фундаментом просвещения, уже как в российские средние века, стало «христианское благочестие».

Вот что, к примеру, писал в 1825 г. в статье «Успехи геогнозии» в начавшем издаваться «Горном журнале» профессор Петербургского Горного кадетского корпуса Д.И. Соколов: “До-гадки людей, даже и самые остроумные, коль скоро оные не согласны со Священным писанием, должны быть отвергаемы, как сущая ложь: ибо токмо свидетельство Господне верно” . С 24 октября 1817 г. Министерство народного просвещения стало именоваться Министерством духовных дел и народного просвещения. Его идеологом стал товарищ министра М.Л. Магницкий. “Счастлива была бы Россия, – писал он, – если бы можно было так оградить ее от Европы, чтобы и слух происходящих там неистовств не достигал бы до нас… Благоразумная цензура, соединенная с утверждением народного воспитания на вере, есть един-ственный оплот бездне, затопляющей Европу неверием и развратом” . В 1819 г. он инспектировал Казанский университет и доложил, что там “материалистические идеи”. Этого было достаточно, чтобы изгнать из университета профессоров Е.В. Врангеля, Ф.К. Броннера и др. В 1821 г. попечитель Петербургского учебного округа, гвардии сержант в отставке Д.П. Рунич, посетив столичный университет, нашел его рассадником крамолы. Тут же «удалили» из университета профессоров А.П. Куницына, А.И. Галича, К.И. Арсенева, К.Ф. Германа, Э.В. Раупаха и др. Причем их же коллеги, устроив профессорское судилище (вот где эмбрионы будущих судов чести, товарищеских судов и прочих публичных издевательств), запретили этим профессорам преподавание где бы то ни было, их труды изъяли из библиотек. По аналогичной схеме в 1820 г. разгромили Харьковский университет. Все это резко девальвировало и без того крайне низкий уровень подготовки студентов, не говоря уже о научных исследованиях университетской профессуры .

Начиная с этого времени Александр I правил вполне в духе будущего Николая I. Все было выхолощено, все благие начинания «раннего Александра» были напрочь забыты. В стране, к радости М.Л. Магницкого, поселился “страх Божий” .

Ничего не изменилось и к концу 40-х годов. 1 декабря 1848 г. Д.П. Бутурлин, военный историк, председатель тайного «Комитета для высшего надзора за духом и направлением печатаемых в России произведений» предложил, – видимо для простоты – закрыть все университеты. “Многие считали это несбыточным… – записал в своем дневнике А.В. Никитенко. – Они забыли, что того только нельзя закрыть, что никогда не было открыто” . Еще одна выдержка из его дневника: 7 января 1849 г. прошла молва о закрытии Петербургского университета: “… но ведь закрыть Университет, значит, уничтожить науку, а уничтожить науку – это безумие в человеческом, гражданском и государственном смысле. Во всяком случае ненависть к науке очень сильна… Они забывают, что науке единственно Россия обязана, что она еще есть, и нельзя же в самом деле выбросить из ее истории целых полтораста лет!… В России много происходило и происходит такого, чего нет, не было и не будет нигде на свете. Почему же не быть и этому? ” .

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была ...

Феминизм
Упоминание о нем так часто встречается в моих беседах с американцами, чего бы эти беседы ни касались, что я собираюсь посвятить ему целую главу. Феминизм (то есть борьба женщин за свое полное равн ...

Оперативное планирование
Оперативное планирование должно отвечать следующим требованиям и принципам: базироваться на прогрессивных календарно-плановых нормативах, которые в свою очередь являются основой календарных графиков ...