Советские традиции Российской Академии наук
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Нежданные «особости» постсовеской науки / Советские традиции Российской Академии наук
Страница 5

Поэтому академиками теперь становились преимущест-венно директора институтов, назначаемых «на должность» совсем по другим критериям, весьма далеким от науки. Чуть позднее, когда стали организовываться региональные отделения Академии наук, звание действительного члена Академии стало своеобразной взяткой – компенсацией за перемену московской прописки на периферийную.

Выступая в марте 1991 г. на годичном Общем собрании Академии наук член – корреспондент Е.А. Радкевич резко критиковала подобную практику: “сегодня такой «выдвиженец» возглавил академический институт, завтра – проштрафился, но членом – корреспондентом АН СССР он все равно останется. В итоге девальвируются научные кадры Академии наук. Ситуация, видимо, непоправимая, поскольку тенденция эта очень устойчи-вая” . Е.А. Радкевич знала эту «проблему» изнутри, ибо сама в свое время “волею Президиума” Академии оказалась на Дальнем Востоке вдали от столичного шума и суеты.

В 60 – 70 годах членство в Академии наук было еще престижным и желанным для многих столичных чиновников. Они без сожаления расставались с креслами начальника управления или заместителя министра отраслевого министерства и отправлялись на периферию руководить рядовым академическим институтом. Компенсацию в виде звания члена – корреспондента Академии наук они считали вполне достаточной.

“За последнее время – говорил на том же Общем собрании академик П.В. Волобуев, – из-за наплыва в Академию так называемых организаторов науки, а также партийных и министерских работников, авторитет звания академика упал” . Такие речи стали произноситься на излете перестройки, когда свое-мыслие перестало быть опасным.

…В 1929 году Академию наук вынудили принять в свои ряды первую десятку ученых с партийными билетами в кармане. Потом это стало делом обычным. Наконец, настало время, когда беспартийные неофиты Академии оказывались белыми воронами в сплошь коммунистической Академии наук.

В конце 30-х годов, в пору расцвета обезмысленной советской науки, Академия наук, завершив процесс полной советизации, распахнула свои двери для булгаковских шариковых и швондеров. Академиками стали все лидеры псевдонауки: М.Б. Митин, П.Ф. Юдин, Т.Д. Лысенко, А.Я. Вышинский и еще многие другие.

15 декабря 1955 г. академик П.Л. Капица жаловался Н.С. Хрущеву, что советская наука оказалась избыточно засоренной сорняками. Причину он видел в том, что спрос с науки стал непропорционально мал. При социализме, мол, денег на науку не жалеют. А это все равно, что удобрять землю без меры. На такой земле обильно произрастают сорняки. Ставки приличные, ответственности – ноль, работа престижная – чем не идеальная среда для сорняков? Прополки же нет. Да кто, собственно, будет полоть? Ведь сорняки захватили все командные посты в науке и теперь они и не сорняки вовсе, а совсем даже наоборот .

Подобная логика была характерна для многих ученых: ведь они сверяли свои взгляды на науку с «социалистическими идеалами» и не могли себе даже представить, что идеалы эти остались таковыми лишь для потребителей. Производители же реальной политики уже давно руководствовались совсем иными критериями, а потому целенаправленное взращивание послушной научной серости оказалось политикой вполне сознательной. Для партийного руководства она никогда не отождествлялась с «сорняками». Ведь не мог же забыть П.Л. Капица, что за 7 лет до его письма, в 1948 г. накануне открытия знаменитой сессии ВАСХНИЛ, где столь образно описанные им научные сорняки принимали парад мичуринской биологии, 35 человек решением ЦК ВКП(б) взяли да и назначили академиками ВАСХНИЛ .

Когда в 1957 г. было решено организовать Сибирское отделение Академии наук, то ей дали вакансии для тех, кто согласится поехать под Новосибирск и организовать там научные исследования. 28 марта 1958 года с целевым назначением были избраны 8 академиков и 27 членов – корреспондентов. Они сменили свои уютные московские и ленинградские квартиры на новостройки Академгородка и отправились в Сибирь расширять фронт советской науки.

В дальнейшем, как уже было сказано, подобные инъекции стали обычным делом для Академии наук. Когда был снят коммунистический пресс, и вакансии для Академии более не согласовывались с Совмином и ЦК КПСС, разбухание Академии наук стало по сути неуправляемым.

22 декабря 1992 г. Вице – президент РАН А.А. Гончар признался, что в “последнее время рост численности состава Академии не поддавался контролю” . Как это понимать? Очень просто: на выборы в Академию стали смотреть как бы «сквозь Устав» – избирали более, чем позволяли вакансии, а затем увеличивали их число. Кстати, и это стало следствием той «демо-кратии» выборов, с которой Академия сроднилась настолько, что упорно не замечает их явную несуразицу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Мифы и религия древнего Египта
...

Культура
Современная уругвайская культура разнообразна по своей природе, поскольку население страны является очень многокультурным. В стране впечатляющее наследие художественных и литературных традиций. Эт ...

Уругвай и его культура
Данная работа посвящена изучению страны Уругвай, её нравов и культуры. Эта тема очень актуальна в наше время в связи с возросшим интересом к данной стране. 1. Целью данной работы являе ...