Надпись в караде и потоп
Культура в книгах / Ноев ковчег и Свитки Мертвого моря / Надпись в караде и потоп
Страница 1

Пока серебристый лайнер стремительно несся в западном направлении над горами и равнинами США, одного нетерпеливого пассажира попеременно терзали тревога и надежда. Что удастся найти в Сиэтле — прекрасном городе, расположенном на расстоянии целого континента от Восточного побережья, где Эрил Каммингс только что сделал столько поразительных открытий, касающихся горы Арарат и ковчега? Ждет ли его такой же прием, как и в редакции «России» в Нью-Йорке? Или русский генерал окажется дружелюбнее и отнесется с пониманием к той необычной задаче, которая привела Каммингса к нему? Был ли он на пороге нового, столь важного для его поиска открытия?

Восьмидесятилетний русский генерал армии Александр Яковлевич Ельшин оказался сердечным, отзывчивым джентльменом. Этот доблестный, удостоившийся многих наград ветеран двух великих войн считался «великим гуманистом и ученым». Он был почетным членом Американской международной академии в Вашингтоне и Научно-исследовательского университета Андраса (Индия). Но оказалось, что не Ельшин написал статью в «России», как он, в конце концов, признался, убедившись в искренности и добрых намерениях своего нового знакомого, но охотно представил Каммингса истинному автору — полковнику Александру Коору, близкому другу и бывшему сослуживцу по царской и белой армии.

К заслуге полковника Коора следует отнести более подробную техническую информацию (которой он охотно поделился) о районе горы Арарат и о существовании ковчега. Будучи командиром войск, которые охраняли Араратский перевал в последние годы Первой мировой войны, он собрал обширный фактический материал, позволивший ему написать статью для «России» и к тому же лично знал родственников некоторых участников экспедиции по поиску ковчега. Он также воевал с большевиками, в конце концов, скрылся вместе с женой в Манчжурии и со временем получил убежище в США.

Вскоре эти бывшие офицеры русской армии и их семьи подружились. Поскольку и генерал Ельшин, и полковник Коор были лично знакомы с участниками царской экспедиции, они оба очень обрадовались, узнав, что столь важный проект по исследованию библейской темы получил продолжение. Полковник Коор сразу же предложил неоценимую помощь, поделившись собственными знаниями и результатами многолетних исследований. На протяжении нескольких месяцев он сообщил множество важных для поиска данных, что свидетельствовало о его глубокой заинтересованности.

Первого марта 1946 г. от полковника Коора была получена следующая информация:

«Ниже привожу данные, которые были получены через генерала Е.Б. Мавловского из официальных архивов российской Кавказской армии и которые могут помочь в нашем исследовании:

Штаб 14-го железнодорожного батальона располагался в Баязете к юго-западу от Большого Арарата, а штаб бригады — Маку, к юго-востоку от Малого Арарата. Ею командовал полковник Сверчков. 14-й батальон прибыл из России на фронт летом 1916 г. Насколько мне известно, Ноев ковчег был обнаружен в конце 1916 г., и поисковые партии вынуждены были ждать до лета 1917 г.

Я знаю, что сержант Борис В. Ружанский служил в 14-м батальоне. Насколько я понимаю (и это вполне логично), первая и вторая партии экспедиции на гору Арарат были сформированы силами 14-го бапимьона или 3-й Заморской бригады по приказу штаба местной бригады. Сержант Б. В. Ружанский был включен в партию потому, что он специалист. Перед войной он работал в Технологическом институте Петра Великого и посещал занятия в Императорском археологическом институте в Санкт-Петербурге. В 1916 г. 3-й Кавказский авиаотряд под командованием старшего лейтенанта Заболоцкого нес службу в районе горы Арарат и озер Ван и Урмия. Этот авиаотряд обслуживал 4-й Кавказский корпус, а инспектором армейской авиации был капитан Курбатов. Полагаю, Вам следует найти старшего лейтенанта Заболоцкого, поскольку именно он обнаружил с самолета ковчег и положил начало поиску. Капитан Курбатов был его командиром…

Я находился в араратском районе в ноябре 1915 г. во время Русско-турецкой войны. Штаб Кавказской армии командировал меня вместе с другими офицерами во главе специальных подразделений из Барзама и Пятигорска на оборону Араратского перевала к северо-западу от пика Большого Арарата и Зорского перевала в нескольких милях к северо-западу от неминуемого турецкого наступления. В июне-июле 3-я турецкая армия прорвалась сквозь наши порядки вблизи от Аг-рыдага и в районе горы Арарат. Именно во время службы там я узнал о ряде неподдающихся расшифровке надписей и обследовал места археологических раскопок в том районе. (Подпись) Александр А. Коор».

Полковник Коор любезно поделился своими картами археологических раскопок, на которые он всегда мечтал вернуться для продолжения исследований. Он также предоставил следующее заверенное заявление касательно русской экспедиции 1916 г.:

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...

Люди в лодках
Если речь идет о загадочном острове Пасхи, ни один человек не обладает полными и достоверными знаниями о нем. Отец Себастьян Энглерт ...

Интересные факты
1 Население 3 323 906 человек (Санкт-Петербург 4 800 000) 2 Плотность 19 чел./км² Россия 8.4 чел./км² 3 Этнический состав Уругвая. 88% — выходцы из Европы, 8% — метисы, 4 % —афри ...