Надпись в караде и потоп
Культура в книгах / Ноев ковчег и Свитки Мертвого моря / Надпись в караде и потоп
Страница 2

«ВСЕМ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМ ЛИЦАМ: Настоящим я, Александр А. Коор, бывший полковник и командир 19-го Петропавловского полка, удостоверяю, что слышал об обнаружении Ноева ковчега следующее:

(1) Старший лейтенант Павел Васильевич Ружанский из 156-го Елизаветпольского полка Кавказской армии. Долгие годы я был знаком с семьей Ружанско-го. Познакомился с ними в городе Казани, Россия, где учился в военном училище. Старший лейтенант Ружанский был ранен при взятии его полком Чобан-Деде, центрального форта укреплений Эрзурума. Он был освобожден от действительной службы и направлен на работу в комендатуру города Иркутска, Сибирь. После совершенного большевиками переворота он перебрался в город Харбин, Манчжурия, где я встретился с ним в 1921 г.

(2) Лейтенант Петр Николаевич Леслин из 261-го Ахилчинского полка также Кавказской армии. Во время переворота большевиков он был арестован, но бежал от них и в декабре 1918 г. присоединился к моему Петропавловскому полку.

(3) Где-то в июле-августе 1921 г. мы с лейтенантом Леслиным встретились в Харбине со старшим лейтенантом Ружанским. В одной из бесед старший лейтенант Ружанский поведал мне об обнаружении Но-ева ковчега. Он (Ружанский) не знал всех подробностей, так как был ранен и эвакуирован в Россию, но его брат Борис Васильевич Ружанский, сержант военного железнодорожного батальона, участвовал в экспедиции, отправленной на гору Арарат для подтверждения находки Ноева ковчега. Лейтенант Леслин также знал об обнаружении Ноева ковчега не по слухам, а от старшего дивизионного адъютанта, сказавшего ему, что в седловине двух пиков горы Арарат был найден Ноев ковчег. Вот все, что я слышал от указанных двух офицеров, которые — я уверен — говорили правду. (Подпись) Полковник Александр А. Коор».

Так, «основные факты» истории Росковитского были полностью подтверждены, как и утверждения двух бывших солдат о том, что была организована русская экспедиция из двух партий для проверки сообщения о находке ковчега.

Полковнику Коору — ученому, исследователю, историку, этимологу-специалисту по древним языкам, знатоку древней истории России и Дальнего Востока, выпускнику Казанского военного училища — принадлежит важное открытие (в 1915 г.) древнешумерской надписи в Караде на Араратском перевале, вблизи Большого Арарата. Надпись, рассказывающая о великом библейском наводнении, была опубликована директором Бюро библейских исследований доктором Дж. О. Киннаманом в его журнале «Байбл Акиалоджикол Дайджест» в последнем квартале 1946 г. Хотя несколько фигур на скальной стене было стерто прошедшими столетиями, все-таки можно прочитать историю потопа: «Бог посеял семена слова в воды… воды наполнили землю, падая сверху… его дети остановились на горе или пике».

Касательно достоверности перевода этой примечательной надписи доктор Киннаман писал 2 августа 1946 г.:

«Я получил два письма от полковника Коора… прочитал и изучил их… Полковник Коор оказался ученым с обширными знаниями. Разбираясь в вавилонской клинописи, египетских иероглифах, древнееврейском языке и т. п., я бы сказал, что полковник сделал очень точные переводы тех надписей, толкованием которых он занимался».

Директор Восточного института Чикагского университета Джон Уилсон, находясь под впечатлением от собранных к тому времени данных, писал 2 ноября 1945 г. Бенджамину Франклину Аллену из Экспедиции по исследованию Священной истории. Разъяснив, что придерживается «агностической, но не скептической или враждебной позиции в отношении конкретного плана операции», доктор Уилсон заявил:

«На протяжении многих лет поступали обстоятельные доклады о неком примечательном явлении на горе Арарат. Поскольку эти доклады доходили через третьих лиц, они остаются скорее слухами, нежели доказательствами. В таких докладах говорится также о надписях таким образом, словно их количество и длина оправдывают лингвистический анализ. Я чувствую, что научная экспедиция со способным научным персоналом, с точным научным оборудованием и под контролем Турецкой службы древностей развеяла бы сомнения относительно существования этого явления. Объективное исследование в ключевой, но мало изученной области стало бы вкладом в научное знание».

Примерно в то же время доктор Гилберт Гросвенор из Национального Географического общества (Вашингтон) проявил большой интерес к Экспедиции исследования Священной истории, которая официально занималась проверкой указанных «слухов» и «обстоятельных докладов». Чистосердечно признав, что его собственное общество скорее склонно верить, что история Ноя и ковчега принадлежит к области месопотамского фольклора, он заявил, что подлинная находка «вызвала бы больший интерес общественности, чем любое открытие, сделанное до сих пор».

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в экспрессивных речевых актах
Как и стратегии дистанцирования, стратегии сближения также связаны с определенными речевыми актами. В данном случае это, главным образом, экспрессивные РА: благодарность, извинение, приветствие, п ...

Истоки римского искусства
...

Брак
Американская студентка приходит ко мне в кабинет и, пока мы беседуем, несколько раз внимательно оглядывает мой стол. Прощаясь, она уверенно замечает: – А семьи у вас нет, ведь правда? – Как это не ...