Финансовая кабала государственной науки
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Национальные «особости» русской науки / Финансовая кабала государственной науки
Страница 2

Уже тогда мудрейший Л. Эйлер понял, что Россия – не та страна, которая будет заботиться о науке, давая ей потребное количество средств. Если наука хочет выжить, ей надо самой о себе позаботиться, т.е., говоря современным языком, создать дееспособную систему самофинансирования. Он предложил резко улучшить издательскую деятельность Академии и, помимо научных трудов, издавать и продавать то, что пользуется спросом: календари, газеты, книги . Не учел он только одного – на все в России надо испрашивать Высочайшее соизволение, а власть была вовсе не заинтересована в том, чтобы печатное слово распространялось и будило мысль. Поэтому все осталось по-прежнему.

Время шло. Сменялись монархи, но отношение их к науке оставалось неизменным. Елизавета Петровна Академию наук просто не замечала. Петр III не успел выказать свое отношение, зато Екатерина II в первые годы к наукам благоволила, обещала, что ее страна станет просвещенной и богатой. Но длился этот порыв недолго, уже после Пугачевского бунта (1773-1775 гг.) все в стране было «зажато» и Академия наук вновь села на голодный паек . Вывод напрашивается очевидный: на протяжении всего XVIII века “Академия наук не раз… была на волосок от гибели” .

С 1801 г. Россией стал править Александр I, “интелли-гент на троне”, как назвал его Н.А. Бердяев . У ученых затеплилась надежда – а вдруг он поймет нужды науки. На Высочайшее имя ушло очередное прошение. Академики сообщали царю, что их учреждение “истаивает” на глазах и “если к отвращению ее (Академии наук. – С.Р.) разрушения надлежащих мер принято не будет, то ей долго не восстановиться” . Царю, однако, было не до науки – его занимали проблемы более глобальные: реформирование всего государственного строя страны, вплоть до ограничения самодержавной власти, да еще Наполеон, война с которым полностью истощила государственную казну. После отставки в 1810 г. с поста президента Академии наук Н.Н. Новосильцева, кстати одного из основных авторов академического Устава 1803г., у Александра I не нашлось времени, чтобы «при-ставить» к ней нового президента. Так и жила она, управляемая непосредственно сменявшими друг друга министрами народного просвещения, вплоть до 1818 г., когда президентом Академии был назначен граф С.С. Уваров. В эти годы Академия наук была на грани “полного научного замирания”, а российская наука “стояла в стороне от мирового научного творчества” .

А как могло быть иначе, коли, к примеру в 1804-1805 гг., на суммарные нужды Министерства народного просвещения, т.е. на все виды образования плюс Академия наук, отпускалось лишь 2% бюджетных средств, а к 50-м годам эта цифра упала до 1%. Чтобы картина была более ясной, скажем, что на образование в начале XIX века расходовали в 3,5 раза меньше средств, чем на содержание Двора . В 1816 г. крупный государственный деятель той поры Н.С. Мордвинов писал графу А.А. Аракчееву, что при столь скудном ассигновании на просвещение и науку “нельзя ожидать ни богатства, ни благоустройства в России” . Особенно тяжелыми оказались 20-е годы, когда ученым, как и при Анне Иоанновне, подолгу не платили жалованье, иссякли средства на приобретение материалов на научные эксперименты, даже книги было купить не на что. К 1826 г. издательская деятельность Академии почти полностью прекратилась, а имевши-еся вакансии долго не замещались по той же прозаической причине – нечем платить. Ничего не изменилось в нищенском положении науки и при Николае I. Нет, кое-что все же изменилось, ибо к финансовому гнету добавились невиданные ранее идеологические запреты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Истоки римского искусства
...

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...

Брак
Американская студентка приходит ко мне в кабинет и, пока мы беседуем, несколько раз внимательно оглядывает мой стол. Прощаясь, она уверенно замечает: – А семьи у вас нет, ведь правда? – Как это не ...