Некоторые соображения о будущем русской науки
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Заключение / Некоторые соображения о будущем русской науки
Страница 3

Поэтому разрушение государственных начал русской на-уки происходит при полном финансовом невмешательстве в этот процесс самого государства. Оттого процесс этот носит пока несколько уродливый характер: государство по-прежнему «спу-скает» какие-то деньги на науку, а академический истеблишмент занят тем, что весьма своеобразно эти деньги «осваивает»: создает новые институты, хотя и в старых ученые по нескольку месяцев не получают свою нищенскую зарплату; не только не сокращает, но – напротив – увеличивает число членов Академии наук.

Одним словом, политика выживания ученого сообщества при умерщвлении самой науки стала своей для подавляющего большинства нынешних российских академиков. Они активно поддерживают в этом своего президента, который горд тем, что ему удалось сохранить здание российской науки. А как в нем чувствуют себя жильцы и чем они заняты – вопросы, видимо, второстепенные.

Вторая «особость» нашей национальной науки, прямо скажем парадоксальная, заключалась в том, что наука, будучи государственной, государству была не нужна. Связано это с тем, что Россия еще никогда не жила по законам свободного рынка, существующего в условиях открытой конкуренции товаропроизводителей и кровно заинтересованного в освоении новых технологий, которые, по большому счету, может предложить только наука.

Сейчас, опять же ощупью и с громадными издержками, Россия этот рынок стала осваивать. Пока он монопольно – бюрократический, а успех конкуренции определяет не наука, а коррупция. Но и сквозь эту паутину издержек все же просматриваются ростки будущего по-настоящему свободного рынка. Поэтому избавление от традиционной ненужности научных разработок так же произойдет плавно, без государственного вмешательства, и те ученые, которые уже сегодня понимают эти тенденции, смогут относительно безболезненно вписаться в новые экономические реалии, для чего необходимо сместить свои интересы от сферы чистого поиска к разработке наукоемких технологий, полезных тем, кто в этом заинтересован экономически.

Вероятно прав член – корреспондент А.К. Ребров, что в обозримом будущем “развитие народного хозяйства будет зависеть не от количества добытых фундаментальных знаний, а от способности специалистов воспринимать и использовать в практической работе уже наработанные в мире фундаментальные знания” . Чем быстрее осознает это наше ученое сообщество, тем скорее оно избавит свою национальную науку от крайне противоестественной, но традиционной ее «особости» – невостребованности государством ее результатов.

Итак, на сегодняшней повестке дня – не развитие, а выживание науки. Задача при этом обозначилась с предельной ясностью: потребных для науки средств у государства нет и не предвидится. Поэтому, как заметил член-корреспондент Г.Р. Иваницкий, «надо настраиваться на пессимистический вариант – денег нам никто не даст, а жить надо» . А как? В подобной ситуации выход находят те, у кого есть еще «порох в пороховницах», кто способен вычленить из спектра роящихся в голове идей те, которые могут быть востребованы уже сегодня, кто в состоянии доказать экономическую выгоду своей задумки, а не замыкаться на поиске фундаментальных истин.

Ссылки на сытное прошлое советской науки сегодня неуместны, они вводят в заблуждение и правительство и само научное сообщество, сохраняя иллюзии восстановимости уже окончательно разрушенного традиционного для России образа науки. Чем быстрее ученые смогут усмирить гордыню своих былых заслуг и посмотрят на нынешнюю ситуацию не глазами обиженных властью творцов былого величия страны, а поймут, что их нынешняя сверхзадача – создание доходной рыночной экономики, тем скорее эта самая экономика сможет «возна-градить» науку и отпускать на ее развитие столько средств, сколько необходимо стране, самой своей природой предназначенной быть в числе великих развитых держав.

Те, кто способен работать, те, кто не мыслит себя вне науки, работают в любых условиях. К их нищенской зарплате иногда добавляются гранты, как российские от Российского фонда фундаментальных исследований или от Российского гуманитарного фонда, так и зарубежные типа фонда Дж. Сороса, они получают так называемые президентские стипендии (с января 1994 года), заключают договора с коммерческими структурами и т. д. Одним словом, приучаются заботиться о себе сами, изживая любимый русским человеком «комплекс иждивенца».

Это, понятно, не от хорошей жизни, но, что весьма важно, так будет и тогда, когда экономика наша выздоровеет, ибо кормить всех подряд только потому, что они назвали себя «уче-ными», никто не будет. Ученый – это призвание, а не служба.

Сегодня еще господствуют в среде наших ученых «идеалы высокой научности», унаследованные от российской науки XIX века. В те времена ненужность русской науки была столь очевидной для ученых, что они пытались даже узаконить процесс чистого поиска, т. е. постановку научных проблем без оглядок на их практическую пользу, в Уставе Академии наук, когда в 40 -60-х годах развернулась дискуссия по реформе Академии. Этот образ «чистой науки» стал ведущим для Российской Академии. Его не могли истребить даже постоянные требования внедрять результаты научных разработок в народное хозяйство. Что толку требовать, если само это хозяйство было столь экономически инертным, что крайне болезненно воспринимало любые инновации и продолжало функционировать в плановом режиме, десятилетиями не меняя привычные технологические схемы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

К вопросу о национальном характере
Когда говорят о том или ином народе, часто используют понятие национальный характер.  Встречается оно и в работах по межкультурной коммуникации, при этом термин этот так до конца не определен ...

Истоки римского искусства
...

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...