Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Культура в книгах / Искусство Рима / Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)

Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была создана в годы Поздней республики. Римляне, занятые войнами, междо­усобными смутами и социальными конфликтами, воздвигали преимущест­венно то, что было необходимо для жизни и обороны от врагов — мосты, дороги, водосточные канавы, крепостные стены, жилые дома, форумы,, гробницы. Меньше сохранилось храмов, амфитеатров, театров, триумфаль­ных арок, колонн.

Возведенная в середине VI в. до п. э. Сервием Туллием крепостная стена была значительно укреплена и реставрирована после нашествия на Рим галлов в конце первой четверти IV в. Сначала ее сложили из бло­ков местного темного пористого туфа, каппеллаччо. Стена IV в. до н. э. имела такую же простую конструкцию, как и древняя,— из блоков каж­дый высотой в 0,59 м, но из более светлого туфа. Длина ее 11 км.. высота 10 м, а толщина 4 м; она замыкала район около 426 гектаров, включавший основные холмы Рима — Капитолий, Палатин, Квириналг Виминал, Авентин, Целий, Эсквилин. Наиболее древние входившие в ее границы участки Рима, как и старых Помпеи с их треугольным форумом, имеют свободную планировку и отличны от городов, созданных римляна­ми в годы завоевания Апеннинского полуострова, когда зодчие начали следовать системам военных лагерей.

По состоянию способной функционировать и сейчас Аппиевой дороги можно представить себе высокую степень мастерства ее строителей. Проложенная в 312 г. до н. э., во время цензора Аппия Клавдия, от Рима на юг до Капуи, а затем до Беиевенто, эта дорога далее вела к Бриндизи, где возвышалась обозначавшая ее конечный пункт колонна. В годы Республики создавались первые акведуки, подводившие воду к Риму из близлежащих горных озер. Канал древнейшего водопровода, построенного из туфа в 312 г. при том же цензоре, шел преимуществен­но под землей. В 272 г. провели акведук Старый Апио, а в 144 г. ак­ведук Марция, канал которого начинал располагаться уже па аркадах. Большое значение в архитектурных памятниках Республики придавалось силуэту-контуру и объему-массе, декору почти не уделялось внимания. Конструктивность, выступавшая в четкой, обобщенной форме, очищенной от казавшихся лишними украшений, особенно ясно выразилась в облике республиканских мостов через Тибр, перестраивавшихся позднее, но сохранивших первоначальные планы. Уцелевшие постройки республикан­ского Рима поражают прочностью, лаконизмом, простотой художествен­ных форм. Склады по берегу Тибра у склонов Авентина, водосборная цистерна, а впоследствии тюрьма Туллианум, мощная, отводившая влагу от форума Клоака Максима сложены из крупных квадров камня и во­площают в своих лишенных декора конструкциях практицизм расчетли­вого и властного народа.

На Капитолийском холме, древнейшие поселения которого датируются XIV—XIII вв. до н. э., стоял особенно почитавшийся, освященный в 09 г. до н. э., храм Юпитера Капитолийского с тремя целлами — Юпи­тера, Юноны и Минервы. Глубоким портиком, трехчастной целлой и почти квадратным планом (53 мХ43 м) он напоминал этрусские храмы, а глухой тыльной стороной повторял культовые сооружения Великой Греции. Зтрусский скульптор Вулка украсил конек фронтона терракото­вой квадригой. Позднее Сулла при реконструкции, возможно, использо­вал здесь некоторые колонны от храма Зевса Олимпийского из Афин, а греческий ваятель Аполлоний сделал культовую статую.

Художественная ориентация римлян на эллинские образцы проявля­лась уже в Ранней республике. Не случайно именно на Капитолии была установлена копия статуи афинянина Аристогитона, подвиг которого со­поставлялся римлянами с изгнанием ими этрусского царя в 509 г. до н. э. На Капитолии было воздвигнуто еще несколько более мелких храмов, и там же стояла, очевидно, одна из первых триумфальных арок — Сци­пиона Африканского (190 г. до н. э.), украшенная конными статуями. Редким памятником гражданского зодчества на Капитолии был построен­ный после пожара 83 г. до н. э., возможно, архитектором Луцием Кор­нелием, государственный архив Табуларий с аркадами, выходившими на расположенный у склонов Капитолия и Палатина Римский Форум.

Палатин — центральный, как и Капитолий, холм Рима, меньше за­страивали в годы Республики. В его юго-западной части, однако, уже тогда находились важные памятники. С Палатипом римляне связывали свои древнейшие святыни. Победа Геракла над Каком была одержана, считали они, на Палатине. Там показывали пещеру, где волчица вскор­мила Ромула и Рема, а также хижину Ромула. На Палатине при рас­копках нашли дома IX в. до н. э., выложенные туфом цистерны VI в. до н. э. и оборонительные стены IV в. до н. э. В начале II в. до н. э. там стоял храм Великой Матери Кибелы, культ которой за­несли в Рим из Малой Азии.

Самое оживленное место в годы Республики — Римский Форум — застраивался особенно красивыми зданиями торгового, культового и светского характера. На Римском Форуме еще до провозглашения Рес­публики стояла регия — дом царя. Здесь воздвигли перестроенные в годы Империи храмы Сатурна, а также Кастора и Поллукса. У склонов Ка­питолия после примирения патрициев и плебеев построили храм Согласия (Конкордии). Особенно же интенсивно застраивался Римский Форум после Пунических войн. Ко II в. до н. э. относятся базилики Порция. Эмилия, Семпрония, Опимия. На месте базилики Семпрония впоследствии выросла базилика Юлия, а базилика Эмилия была расширена. Сейчас можно видеть остатки республиканской базилики Эмилия, построенной в 179 г., после II Пунической войны, в подражание величественным зда­ниям эллинистического Востока. Предназначенные для биржевых опера­ций и суда, эти сооружения множеством своих колони повторяли греческие стой, в частности афинскую Царскую стою, и получили поэтому название базилик.

Близ юго-западного угла базилики Эмилия стоял храм Януса, изо­браженный на монетах Нерона, а северо-западнее более поздней арки Септимия Севера находились комицпи — политический центр Рима. На Римском Форуме построили круглый в плане храм Весты и рядом — прямоугольный дом весталок. Севернее проходила священная дорога к центру Форума, а в годы, предшествовавшие Республике, здесь был не­крополь с погребениями, восходящими к IX в. до н. э. Римский Форум почитался в годы Империи как древняя святыня; храмы, нередко раз­рушавшиеся пожарами, озднее восстанавливались, но сильно перестраи­вались. Руины храмов Конкордии, Сатурна, Весты, Кастора и Поллукса, особенно их колонны, принадлежат уже векам Империи; от республикан­ского времени сохранились лишь нижние части и фундаменты.

Наряду с Римским Форумом существовали и другие площади для торговли, уступавшие ему величиной и характером построек. Известны два малых форума — Голиториум (Овощной) и Боариум (Бычий), а также священная с четырьмя храмами площадь близ театра Помпея, называемая сейчас Ларго Арджентина. В основу планировки республи­канских храмов. Ларго Арджентина был положен архаический принцип однорядного повтора. Это храмы Ларов, II в. до н. э. («D»), Форы, II в. до п. э. («В»), Феропии, начала III в. до н. э. («С») и Юноны или Ютурны, III в. до н. э. («А»). Планами и ордером (ионический и дори­ческий у прямоугольных и коринфский у круглого) они отличаются друг от друга. Примечательно введение в общий комплекс круглого храма, ко­торый с того времени часто будут строить по соседству с прямоуголь­ным — не только в Риме или в Тиволи, поблизости от столицы, но и в да­леких провинциях.

Наиболее полное представление о культовых сооружениях Римской республики дают сохранившиеся лучше других круглый и прямоуголь­ный храмы на Бычьем форуме. Прямоугольный в плане ионический псевдопериптер — тетрастиль, ранее называвшийся храмом Фортуны Вирилис, теперь, 'принимая во внимание, что рядом был порт Рима, определяют как храм бога Портунаса. Раскопками обнаружены его древнейшие фундаменты IV—III вв., но современный подиум, как и ко­лонны, относятся ко II—I вв. Зодчий придал всем деталям постройки, и особенно колоннам, четкий ритм, воплотив римскую деловитость в ар­хитектурные формы. Нетрудно увидеть здесь воздействие этрусков, ис­пользовавших глубокие портики, и южнопталийских греков — в примене­нии глухой тыльной стены. Зодчие начали придавать большое значение фасаду сооружений. Это сказалось впоследствии на развитии архитекту­ры западноевропейского средневековья, отличавшейся от восточной, ви­зантийской, предпочитавшей иные, центрические композиции.

Стоящий неподалеку круглый периптер, связывавшийся ранее с бо­гиней Вестой, теперь на основании найденной надписи определяют как храм Геркулеса Оливариуса — покровителя продавцов масла. Этот коринф­ского ордера толос — самая ранняя из сохранившихся мраморных построек Рима. Двадцать ко­лонн пентелийского мрамора, покоящиеся на туфовом поста­менте, устанавливались под ру­ководством эллинского архитек­тора, возможно, Гермодора Са-ламинского. Исполнителем же культовой статуи храма был греческий скульптор Скопас Младший, работавший в конце II в. до н. э. в Риме. Храмам на Бычьем форуме близки и другие, строившиеся в Лациуме в годы Республики, такие, как дорический храм Геркулеса в Кори (80-е годы до н. э.), круг­лый коринфский и ионический прямоугольный храмы в Тиво­ли (начало I в. до н. э.), соору­жения большого комплекса свя­тилища Фортуны Примигении в Пренесте (I в. до н. э.). От­личающиеся друг от друга в де­талях, эта сооружения Лациу-ма роднит их большая связь с пейзажем; они более открыты пространству, нежели столич­ные, замкнутые в пределах сво­их форм.

Особенности жилой архи­тектуры республики можно ви­деть на примере Помпеи. Центр дома в IV—III вв. до н. э. составляла открытая небу площадка — атриум, вокруг которого располагались помещения. Во II в. до я. э., после знаком­ства римлян с архитектурой эллинистических городов, в тыльной части домов состоятельных владельцев появились перистильные дворики с ко­лоннами, портиками, цветочными клумбами, фонтанами, статуями. Одной из самых древних построек Помпеи является открытый в 1966 г. дом Юлия Полибия. Одновременный ему дом Фавна, названный по изящной бронзовой статуэтке танцующего божка, украшавшей бассейн атриума, восходит в своих древних частях к V в. и свидетельствует о постепенном усложнении плана ко II в. до н. э., которым датируются открытые рас­копками другие его участки.

При расположении домов на склонах строители нередко обращались к террасной планировке, используя эффекты открывавшихся из перисти­ля (колоннады двора) красивых пейзажных видов. Широкое распростра­нение в годы Республики получили сельские и городские виллы, пред­назначавшиеся для хозяйственных целей, отдыха или развлечений. Последние были особенно богато украшены живописью, статуями, мозаи­ками. Основные потребители подававшейся акведуками воды — термы — строились во всех городах Апеннинского полуострова. Лучше других со­хранившиеся стабпапские термы Помпеи свидетельствуют о продуманно­сти функций различных помещений и сдержанности художественного оформления.

Зрелищные сооружения Республики пострадали сильнее всего. Известны лишь остатки огромного театра Помпея. На месте грандиозного, некогда трехъярусного Большого Цирка, лежавшего между Палатином и Авентином, ныне пустынная низина. Самый ранний (80 г. до н. э.) амфитеатр — типично римское зрелищное здание — раскопан в Помпеях. Зодчий использовал здесь для арены эллиптическую форму, как бы указывая бицентрическим планом на характер конфликтного действия борьбы, для которой она предназначалась.

Сохранилось и несколько погребальных комплексов Республики. Цилиндрическая, восходящая к типам этрусских тумулусов гробница Цецилии Метеллы, близ Аппиевой дороги у границ города, и необычный по конструкции, внешними элементами напоминавший о профессии умершего мавзолей Еврисака у въезда в Рим по Пренестинской дороге монументальны и величавы. Кроме них возводились и погребальные со­оружения в виде небольших храмиков, поставленных на подиум. К пер­вой половине I в. до н.э. относится построенная из больших блоков светлого травертина усыпальница Поплиция Бибула у склонов Капито­лия. Такого же типа — гробницы в Сарсине в виде поднятого на возвы­шение храма с портиком двух колонн коринфского ордера. Создава­лись в ту эпоху и семейные склепы, подобные открытой у начала Ап­пиевой дороги гробнице Сципионов.

Годы Поздней республики отмечены усилением монархических тенденций. Стремившиеся к личной славе сильные личности старались увековечить свое имя постройкой каких-нибудь выдающихся монументов. Это отчасти способствовало появлению в Риме некоторых крупных со­оружений. Под предлогом тесноты на Римском Форуме Цезарь воздвиг к северу от него новый, названный его именем, положив тем самым начало всему комплексу императорских форумов. Зодчие Поздней респуб­лики тяготели к созданию парадных комплексов, подобных Форуму Це­заря или огромному театру Помпея, но и в зданиях этих лет всегда преобладала четкая форма объемов, конструкция, не заглушенная, как в зрелой Империи, декором; безупречна и строга была планировка.

Искусству пластики римляне уделяли меньше внимания, нежели гре­ки той поры. Как и у других италийских племен Апеннинского полу­острова, собственная монументальная скульптура (эллинских статуй они привозили себе много) была у них редка; преобладали небольшие бронзовые статуэтки богов, гениев, жрецов и жриц, хранившиеся в до­машних святилищах и приносившиеся в храмы; зато портрет становился основным видом пластики. Другая область скульптуры — рельеф — также претерпевал на римской почве значительные в сравнении с эллинским изменения. Возник исторический рельеф, который, как и индивидуальный портрет, достиг расцвета позже, в годы Империи.

Художественные памятники, созданные мастерами царского Рима и Ранней республики, как упоминалось, немногочисленны. Засвидетельст­вованы ювелирные изделия: золотая фибула VII в. до н. э. (типа эт­русской) из Пренесты, имеющая латинскую надпись об исполнении ее Манием для Нумерия, и циста Фикорони второй половины IV в. до н. э., в надписи на которой сообщается, что сделал ее Новиус Плавий из Рима, а Диндия Маколния подарила ее дочери. В этих произве­дениях чувствуется воздействие на ранних латинян этрусского искусства.

В годы зрелой и Поздней республики формировались различные типы портретов: статуи римлян, закутанных в тогу и совершающих жертвоприношение (лучший образец — в Ватиканском музее), полководцев в героизированном облике с изображением рядом военных доспехов (ста­туя из Тиволи Римского Национального музея), знатных нобилей, де­монстрирующих древность своего рода бюстами предков, которые они держат в руках (повторение I в. н. э. в Палаццо Консерваторов), ора­торов, выступающих с речами перед народом (бронзовая статуя Авла Метелла, исполненная этрусским мастером). В статуарной портретной пластике еще были сильны неримские влияния, в надгробных же портрет­ных изваяниях, куда, очевидно, меньше допускалось все чужеродное, их оставалось немного. И хотя нужно думать, что и надгробия исполнялись вначале под руководством эллинских и этрусских мастеров, по-видимому, заказчики сильнее диктовали в них свои желания и вкусы. Надгробия Республики, представлявшие собой горизонтальные плиты с нишами, в которых помещались портретные изваяния, предельно просты. В чет­кой последовательности изображались два, три, а иногда и пять человек. Только на первый взгляд они кажутся — из-за однообразия поз, распо­ложения складок, движения рук — похожими друг на друга. Нет ни одного лица, подобного другому, и роднит их свойственная всем им подкупающая сдержанность чувств, возвышенное стоическое состояние перед лицом смерти.

В парном надгробии из Эрмитажа особенно ярко выражено различие между изображенными римлянами. Правый с бородкой, которую римляне отпускали в знак траура, показан строго анфас, смотрящим чуть вверх, с прижатой к груди левой рукой; лицо его мужественное, деятельное, пальцы подвижные, гибкие; создается ощущение, что он испытывает тяжесть расположенной над головой рамки надгробия, глаза кажутся смотрящими, хотя зрачки, обозначенные некогда краской, и не сохрани­лись. Левый во всем отличен от него. Щеки его выбриты, смотрит он чуть вниз, слегка повернув голову, к сердцу прижата правая рука. В выражении лица созерцательность, погруженность в себя, глубокий покой; подбородок чуть поджат, крупный лоб выступает; пальцы набух­шие и неподвижные; тяжести рамки надгробия он будто не ощущает; глаза безжизненные и даже поверхность камня воспринимается вялой. Скульптор, несомненно, хотел показать рядом с умершим его живого собрата, как, впрочем, было принято и у эллинов, изображавших в над­гробиях около усопшего его родственников.

Мастера, однако, не только передавали в скульптурных изображениях индивидуальные особенности, но давали возможность ощутить напряже­ние суровой эпохи завоевательных войн, гражданских смут, беспрерыв­ных тревог и волнений. В портретах Республики римляне, какими бы малопривлекательными они ни казались внешне, поражают иногда бла­городством, порой беспринципностью и жестокостью, но их всегда отли­чает сила духа и стойкость характера. Обычно четко выявлена конструк­ция головы. Как в сооружениях, подобных храму Портунаса на Бычьем форуме, или в гробницах на первый план выступала их тектоническая основа, а не декор, так в портретах внимание скульптора обращено прежде всего на красоту объемов, крепость остова, костяк пластического образа.

Необходимо отметить эволюцию — от портретов римлян Ранней и зрелой республики, замкнутых в своем обособленном родовом мирке,— к портретам деятелей Поздней республики, таких, как Помпеи, Цезарь, Цицерон. В пластике этих образов воплощаются уже почти имперские претензии. Приобретающее сильный общественный резонанс значение изображенного выходит за рамки республиканских представлений.

Стремлением римлян к возможно большей точности воспроизведения действительности объясняется обращение их к историческому рельефу. Детально фиксирует происходившее мастер фриза на гробнице владельца булочных Еврисака, показывая во всех подробностях процесс хлебопече­ния, от получения зерна до отправки готовых хлебов. Ярким памятни­ком, предвосхитившим исторические рельефы, являются и композиции алтаря Домиция Агенобарба. Действие в этих рельефах развивается обычно на узкой полоске, как на проскении театра. Ощущения глубины не возникает даже там, где скульптор стремится намекнуть на нее. Подобное соотношение фигур и фона, характерное для живописи того времени, можно заметить, в частности, в росписях виллы Мистерий.

В рельефах изображались и сцены из повседневной жизни. На одной из плит I в. до н. э. из Капуанского музея Кампано показан рынок рабов: продавец, размахивая руками, расхваливает товар — юношу стоя­щего на невысоком постаменте, а покупатель берет раба за руку и соби­рается увести его. Особенной областью мелкой пластики были рельефы на монетах, исполнявшиеся, нужно думать, искусными мастерами, умев­шими создать гармоническую композицию, хорошо вписать изображение в круг, найти для монетных чеканов разнообразные сюжеты. Широкое распространение получили и резные камни — инталии. Римские черты сильно проступали в портретных инталиях, воссоздающих характерный облик республиканских деятелей — Секста Помпея, Марка Антония, Юлия Цезаря и индивидуальные особенности многих неизвестных.

В художественной жизни Республики далеко не последнее место занимала живопись. В сохранившихся фресковых декорациях Помпеи ученые различили четыре последовательных стиля. Самый древний относится ко II — 80-м годам I в. до н. э., встречаясь иногда и позже. Росписи второго стиля датируются 80—15 гг. до н. э. Третий и четвер­тый стили приходятся на время Империи. В декоративных росписях первого помпеянского стиля (дом Саллюстия, дом Юлия Полибия, дом Фавна в Помпеях и др.) живописное покрытие стены еще было неотде­лимо от ее пластической структуры. В росписях первого стиля разные по цвету квадры ограничивались неглубокими желобками, указывающими на их объемность. Верхняя часть стены имела выступающую полочку для небольших украшавших интерьер предметов. Нижняя трактовалась как довольно крепкая основа. Роспись, таким образом, была тесно слита с пластикой архитектурных элементов — цоколя, квадров, карниза; она одновременно усиливала ощущение стены, замыкала человека в интерье­ре, отделяла его от окружавшего дом пространства. В росписях первого стиля преобладали первоплановые теплые тона — красный, коричневый, желтый; реже использовались глубинные — холодные. Живописью пер­вого стиля подчеркивалась конструктивность формы, которую всегда любили художники Республики и в архитектуре, и в пластике.

Переход от первого помпеянского стиля ко второму был вызван тяготением к большей иллюзорности и отходом от пластического художественного выражения.

В обращении к росписям второго стиля следует видеть не только пере­ход к другой системе декора, но и выражение принципиально нового понимания архитектурно-живописного образа и соотношения интерьера с окружавшим здание пространством. В росписях второго стиля разли­чают пять периодов. Уже в степной декорации первого периода (Дом Серебряной Свадьбы в Помпеях) замкнутость нарушалась нарисованны­ми масками и гирляндами. Мастера второго (Дом грифов на Палатине, Вилла Мистерий в Помпеях) вводили ложно объемные изображения цо­коля и колонн, несущих балки, и терялось единство стены, так как появлялись и иллюзорные архитектонические элементы, и мнимое про­странство, совпадавшее с реальной плоскостью стены. В третий период в верхней части реальной стены изображалось как бы видимое за пей пространство, в котором воспроизводились другие здания (Дом Обеллиуса Фирма в Помпеях). Художники четвертого периода украшали орфостаты декоративной живописью — формы мельчали и теряли тектонику (Вилла Боскореале, Вилла Фарнезина). В росписях пятого периода стена почти пропадала, замененная широкими видами на природу (Дом Ливиина Палатине, пейзажи с Эсквилинского холма с приключениями Одиссея).

В смелых прорывах стены росписями второго стиля получило выра­жение чувство мировых просторов, которое пришло к римлянам в ходе их завоевательных походов. Новые горизонты освобождали их от узких рамок родовой замкнутости.

В годы Республики формировались и основы сюжетной живописи. На стенах римских гробниц возникали многофигурные композиции, оче­видно, с самыми различными сценками. На одной из них, с Эсквилипа (III в. до н. э.), изображены в трех ярусах батальные эпизоды. Темно-коричневые, красные, черные, белые краски нанесены на штукатурку в беглой манере со слабым выделением контуров. Можно различить крепо­стные стены, фигуры сражающихся воинов и спокойных, будто обсужда­ющих ход сражения полководцев. После успешных боевых операций создавались подобные, но, видимо, уже станковые композиции, так как известно, что во время триумфов по Риму несли красочные воспроизве­дения побед римских легионов. В тот же период появились и первые пейзажные композиции, составляющие фон фресок «Приключения Одис­сея» в доме на Эсквилине.

Таким образом искусство эпохи Республики свидетельствует о форми­ровании творческого своеобразия римлян, о стремлении их защитить свои эстетические принципы среди окружавших их народов. В художественных формах обращает на себя внимание четкая конструктивность объемов, сдержанность в применении декора, точность в изображении реальных деталей, в частности «веризм» в скульптурном портрете. В годы Республики выявляется и такая особая черта римского искусства, как его двойственность — сочетание собственно римских стилевых элементов с иными — этрусскими, италийскими, а позднее—эллинскими. Художест­венная эволюция была тесно связана с ходом исторических событий, с новыми взаимоотношениями между людьми, с утверждавшимися новыми принципами. Высокие гражданственные идеалы, строгая нравствен­ность и соблюдение законов рода, свойственные Ранней республике, ухо­дили в прошлое, уступая место новым моральным и эстетическим нормам. Римлянин постепенно утрачивал чувство гражданственности, ощущая все более усиливавшуюся власть отдельной личности в преддверии гря­дущей империи.

      Смотрите также

      Истоки римского искусства
      ...

      О языковой картине мира японцев
      Вопрос об особенностях так называемых национальных языковых картин мира, как мы видели в предыдущей главе, не всегда ставится корректно и часто связывается с ненаучными спекуляциями, о чём шла речь. ...

      Искусство Рима
      Искусство древнего Рима, как и древней Греции, развивалось в рамках рабовладельческого общества, поэтому именно эти два основных компо­нента имеют в виду, когда говорят об «античном иск ...