Women’s council
Современные американцы / Феминизм / Women’s council
Страница 1

Эту студенческую феминистскую организацию в Мичиганском государственном университете возглавляет Шантал Джоунс. Она вовсе не похожа на лидера феминисток: очень худенькая, как то предписывает американский эталон красоты; копна мелко завитых волос; сбоку в каждом ухе по две сережки-заклепки, тонкая майка, облегающая высокую грудь, аккуратно вправлена в белые джинсы. Улыбка мягкая, приветливая. Сжато и толково объясняет она мне цели своего «женсовета»:

– Мы выступаем против всего, что унижает женское достоинство. Против подчиненного положения жены в доме. Против нежелательных сексуальных домогательств. Против жестокости мужей по отношению к женам – физической или словесной. И, наконец, против культа женщины как сексуального объекта.

– И все в отрицании? Только «против»? – уточняю я.

– Нет, наоборот, все в утверждении – парирует она. – Мы за равную ответственность мужа и жены перед семьей. За всестороннее развитие личности – и мужчины и женщины.

Я прошу Шантал рассказать мне немного о конкретной работе совета. Она приводит в пример несколько эпизодов.

Первый – о любви Мэри Эн и Родригеса.

Эта страсть возникла с первого взгляда, уже через неделю девушка оставила номер в студенческом общежитии, который разделяла с подругой, и переехала к бойфренду. Дело это в университетском кампусе обычное, порядка вещей не нарушает.

Когда первое любовное обалдение немного схлынуло, жизнь стала входить в будничные рамки. Лекции, семинары, компьютерный зал, библиотека – это для обоих одинаково. А вот обеды… Влюбленная Мэри Эн исправно готовила вкусные блюда, влюбленный Родригес их исправно поглощал.

Со временем девушка обнаружила, что не только готовка, но и уборка, и стирка, как бы само собой, становятся обязанностью ее, и только ее. Она поделилась наблюдением с Родригесом и услышала в ответ: «Да, любовь моя, мы, надеюсь, скоро поженимся, и потому я хочу посмотреть, как ты умеешь вести хозяйство». Тут надо объяснить, что Родригес – наполовину перуанец, а Мэри Эн – уроженка Детройта, города современного, либерального.

То, что она услышала, показалось ей древней патриархальной дикостью. Она посмеялась и попыталась в шутливой форме объяснить другу, какой нынче век. Однако натолкнулась на жесткий принцип: домашние заботы – дело женщины.

Так начались их размолвки. Во время одной из них – это была уже не просто ссора, а скандал – Родригес ударил подругу. В следующую минуту она уже бежала в свой двухместный номер в общежитии.

В тот раз они помирились. Он явился с цветами, умолял его простить. Она вернулась. Острая радость примирения на какое-то время отодвинула их идеологические разногласия. Но вскоре они вспыхнули снова, стали еще серьезней. Мэри Эн ушла, твердо объявив, что это – конец. Он не хотел верить. Он преследовал ее всюду. Однажды, когда она была одна, он ворвался в ее комнату, схватил в объятия. Она вырвалась, выскочила в коридор. Он крикнул ей вдогонку: «У тебя кто-то есть, шлюха! Не надейся, что я оставлю тебя в покое».

И тогда Мэри Эн пришла в женский совет. Она рассчитывала найти здесь сочувствие, сострадание. Но нашла большее – защиту. Феминистки предавались эмоциям недолго. Без лишних сантиментов они обсудили, какая из существующих систем охраны может оградить Мэри Эн от возможных неприятностей.

Через неделю Родригес получил приглашение в университетский суд – общественную студенческую организацию. Решение суда было категоричным: из университета исключить. Родригес пошел на прием к вице-президенту. И тот… приказ об отчислении не подписал. Тут надо заметить, что первая реакция администратора была совсем другой: он очень рассердился и воскликнул, что не потерпит, чтобы репутация одного из лучших университетов была испорчена таким безобразным инцидентом. Почему он потом отменил свое решение? По одним слухам, Родригес разыграл карту своего латиноамериканского происхождения. А любой руководитель любого американского учреждения хорошенько подумает, прежде чем наказать представителя национального меньшинства. Кому охота прослыть расистом? По другим, – молодой мужчина тронул сердце зрелого рассказом о несчастной любви, или попросту – мужик мужика всегда выгородит. Так, во всяком случае, расценили этот поступок члены совета. И приняли контрмеры.

Они отправили вице-президенту вежливое письмо: предупредили, что собираются опубликовать всю историю в трех газетах – университетской, городской и газете штата. Пришлось высокому администратору вступать с девочками в переговоры. Сошлись на том, что Родригес в университете остается, но к нему применяется probation , то есть условное наказание со строгим контролем до конца учебы. В случае первой же жалобы исключение состоится автоматически.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Культура
Современная уругвайская культура разнообразна по своей природе, поскольку население страны является очень многокультурным. В стране впечатляющее наследие художественных и литературных традиций. Эт ...

Аудиторское заключение
Заключение датируется числом, соответствующим дате завершения аудиторской проверки, и не ранее даты подписания или утверждения финансовой отчетности. Аудиторское заключение обычно подписывается от ...

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...