Директивы
Категория вежливости и стиль коммуникации / Вежливость дистанцирования и стиль коммуникации / Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в побудительных речевых актах / Директивы
Страница 3

Will you take out your books, please? (Вы достанете, пожалуйста, ваши книги?). – Достаньте ваши книги.

Would you please look at number 41? (Вы посмотрели бы, пожалуйста, на номер 41?). – Посмотрите номер 41.

Do you want to read, Anna?/ Would you like to read? (Ты хочешь читать, Анна? / Ты хотела бы читать?). – Читай, пожалуйста, Анна.

Would you mind repeating that, please? (Ты бы не возражала повторить это?). – Повтори, пожалуйста.

Can I ask you to write down your answers? (Могу я попросить вас записать ваши ответы?). – Запишите ваши ответы.

May I give you these papers? (Могу я дать вам эти работы/задания?). – Возьмите ваши работы.

I want you to listen to me again (Я хочу, чтобы вы меня снова слушали) – Слушайте, пожалуйста .

Произнося эти фразы, учитель, тем не менее, осуществляет директивные РА, поскольку ученики в силу особенностей данной ситуации обязаны выполнить действия, к которым их так мягко побуждают. Для них, как для представителей английской культуры, подобные речевые формулы являются конвенциональной командой. Русские, оказавшиеся в такой ситуации, как правило, не понимают прагматического значения подобных английских высказываний и принимают их за вопрос о возможности, желании совершить действие, что может привести (и приводит) к коммуникативным неудачам, как в следующем примере, который мне подарил российский специалист, работавший в центре подготовки космонавтов в Хьюстоне:

У российского космонавта, проходившего подготовку в Хьюстоне, возникли проблемы с преподавательницей английского языка, которую так расстроило его поведение во время занятий, что она была готова отказаться заниматься с ним. Когда русская переводчица попыталась узнать у него, в чем дело, она услышала следующее: «А что я? Это она какая-то странная. Вот сегодня, например, сама спросила, хочу ли я писать упражнение, я ей и говорю: «Да, ну его. Давайте лучше устно позанимаемся». А она ни с того ни с сего расстроилась».

Суть этого конфликта проста: конвенциональная английская команда Would you like to write this exercise? прагматическое значение которой Пишите, пожалуйста, это упражнение, была понята буквально – Хотели бы вы написать это упражнение? т. е. как вопрос о желании адресата, на который был дан откровенный ответ. Английская учительница не могла предположить, что ее фраза получила подобную интерпретацию и расценила этот ответ как проявление грубости.

На подобную интерпретацию конвенциональных английских команд русскими учащимися обращает внимание Дж. Томас, отмечая что в ответ на команду учителя X, would you like to read? (букв.: Х, хотел бы ты почитать?), они могут ответить no, I wouldn't, не имея при этом намерения ответить грубо, просто искренне считая, что учитель интересуется их предпочтениями [Thomas 1983: 101].

Русская школьница, приехавшая в Америку по обмену, попала в коммуникативную неудачу по такой же причине: она буквально поняла слова своей хозяйки, которая, пригласив ее в церковь, добавила: You may put on a skirt (букв.: Ты можешь надеть юбку). Решив, что ей предлагался выбор, она все же предпочла надеть брюки и была крайне удивлена, когда, выйдя из комнаты, услышала: But I told you, you might put on a skirt, что означало «Я же сказала тебе надеть юбку». «Почему бы ей не сказать об этом прямо?» – недоумевала русская девушка, рассказывая об этом случае.

Английский бизнесмен жаловался на неэффективность и нерасторопность его русской секретарши, которой ему несколько раз приходится напоминать о необходимости сделать то или иное задание. В этом также нет ничего удивительного, если учесть, что распоряжения он давал ей в виде таких фраз, как Could you possibly type these letters? (Могли бы вы, возможно, напечатать эти письма?) и даже Could I possibly trouble you to take a moment to do it? (Мог бы я, возможно, побеспокоить вас, чтобы вы уделили минуту, чтобы сделать это?). В восприятии русского человека речь в таких фразах идет о делах, которые могут подождать, и ради них не стоит отрываться от текущей работы.

Данные примеры, как и приведенные выше, свидетельствуют о том, что в директивных РА английские и русские коммуниканты ведут себя по-разному.

Статусная дистанция, которая типична для РА Команда, позволяет говорящему, с точки зрения русских, использовать прямые директивные конструкции. Модифицированные словом пожалуйста, они не воспринимаются ими как абсолютные директивы. Более того, следует отметить, что императив в русской коммуникативной культуре, в отличие от английской, не является самой «грубой» формой побуждения. Более «командно» звучит инфинитив (Встать! Выйти из класса!) и в еще большей степени глаголы в форме прошедшего времени, которые выражают еще более сильную степень воздействия, поскольку представляют побуждаемое действие как уже свершившийся факт: Ср.: Выйди из класса. – Выйти из класса! – Встал и вышел! (учитель – ученику) / Соберите игрушки и положите их на место. – Собрали игрушки и положили их на место (мать – детям).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...

Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была ...

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...