Разбухание советской науки
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Идеологические «особости» советской науки / Разбухание советской науки
Страница 3

Такой армадой научных работников надо было как-то управлять. Система руководства наукой усложнялась и запутывалась по мере роста численности научных кадров. Сразу после Октябрьского переворота наукой стал дирижировать Научный отдел Наркомпроса. Уже в 1919 г. ему подчинялись более 80 институтов, музеев, архивов, да и сама Академия наук. С 1919 г. отдел этот переназвали в Отдел научных учреждений. Параллельно ему в 1918 году при ВСНХ создали Центральный совет экспертов (ЦСЭ) да еще Научно – технический отдел ВСНХ. Так появились две якобы независимые управляющие вертикали. Каждый Наркомат теперь имел не только свою науку, но и свой ученый комитет.

В 1921 – 1922г. реорганизовали Наркомпрос. Теперь толь-ко по линии этого наркомата наукой управляли три звена: Академцентр, Государственный ученый совет и Главнаука. Когда в 1921 г. при Совете труда и обороны был создан Госплан, а через год при СНК еще и Особый временный комитет науки, управление наукой запуталось окончательно. В 1935 году коммунисты, подчинив себе науку по существу, т.е. сделав ее чисто советской и полностью идеологизированной, решили все управляющие вожжи сосредоточить в одних руках, для чего при ЦК был организован специальный Отдел науки. И тем не менее все это создавало лишь видимость управления. Начались поэтому бесчисленные организационные кульбиты: переименования, переподчинения и т.д. В 1957 году непонятно с какими целями был создан громадный монстр – Государственный научно – технический комитет, переименованный в 1965 году в ГКНТ.

Организационной чесоткой были заражены все: партийные и государственные чиновники просто по роду своих занятий, а ученые потому, что организационными новациями они думали улучшить научный климат, забыв при этом главную заповедь любых бюрократических преобразований: они не уменьшают, а резко увеличивают рост чиновничества.

Так, профессор – почвовед А.А. Ярилов в 1925 году предлагал Л.Д. Троцкому над тремя уже существовавшими Академиями: Академией наук, ВАСХНИЛ и Всесоюзной Академии технических наук водрузить еще одну: единую конференцию всех академий . Не послушались. Но не потому, что это было заведомой глупостью, просто коммунисты никогда не поощряли организационные инициативы снизу, любая реорганизация мо-гла идти только сверху вниз.

Обратимся теперь к разрастанию академической науки. Академия наук за годы советской власти из небольшого учреждения превратилась в подлинного монстра, она стала настоящим государством в государстве со своим президентом, правительством (Президиум Академии), «силовыми министерствами» (финансовое и хозяйственное управления) и громадной армией со своим генералитетом, офицерским корпусом и рядовым составом.

Итак, если в 1917 году в Академии наук был 1 институт, то в 1918 г. – 2, в 1929г. -10, в 1940 г. – уже 48. На конец же 1989 г. в АН СССР значилось более 330 научных организаций.

Столь же стремительно росла и численность научного персонала Академии наук. За десять лет советской власти состав Академии вырос с 220 до 683 человек, а к 1937 г. в системе Академии работало уже 3003 человека. Далее рост исчислялся десятками тысяч: в 1965 г. – 51 тыс., 1970 г. – 91 тыс., 1975 г. – 92 тыс., 1980 г. – 102 тыс., 1985 г. – 112 тыс. и в 1991 г. – почти 161 тыс. человек .

Понятно, что столь стремительный рост числа научных сотрудников требовал определенных структурных преобразований Академии наук. Структурные реорганизации шли в одном направлении: вовлекались в сферу академической науки новые дисциплины и, как следствие, увеличивалось число отделений Академии и невероятно разбухал управленческий аппарат. Вот схематическая динамика этого процесса.

В 1917 году в Академии наук было 3 отделения: физико – математических наук, русского языка и словесности, исторических наук и филологии. В 1930 г. число отделений сократили до двух: Отделение математики и естественных наук (ОМЕН) и Отделение общественных наук (ООН). Но уже в 1938 г. в Академии значилось 8 отделений, в 1968 г. их стало аж 17. Даже Президиум уже не мог решать проблемы всей Академии. Поэтому создали 4 секции Президиума, работавших самостоятельно. И это еще в 1968 году! В конце же 80-х годов в Академии наук было уже 21 отделение (18 проблемных и 3 региональных) да еще 14 научных центров. В 1990 г. избрали 11 вице – президентов Академии наук. Академик Ю.А. Косыгин такую страсть к администрированию назвал явлением “удивительным и даже смешным” . В апреле 1990г. Общее собрание избрало Президиум Академии наук в со-ставе 50 человек, а уже в начале 1992 г. в Президиум входило 65 человек!

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Мифы и религия древнего Египта
...

Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в экспрессивных речевых актах
Как и стратегии дистанцирования, стратегии сближения также связаны с определенными речевыми актами. В данном случае это, главным образом, экспрессивные РА: благодарность, извинение, приветствие, п ...

Отражение японской культуры в японской лексикографии
Безусловно, наука о языке в той или иной стране отражает некоторые свойственные этой стране культурные представления и стереотипы. Особенно это заметно в тех странах, которые, как Япония, самостояте ...