«Чем еще это могло быть?»
Культура в книгах / Ноев ковчег и Свитки Мертвого моря / «Чем еще это могло быть?»
Страница 1

Следуя по стопам неудачливого Смита, Фернан Наварра пустился в первую из своих трех экспедиций на Арарат.

В мюле 1952 г. француз в сопровождении четырех друзей отправился на гору, о которой мечтал столько лет. Лишь в августе они прибыли на место назначения, веря в то, что чрезмерная жара позднего лета станет идеальной погодой для их предприятия.

Как и многие путешественники и исследователи до них, французы пришли в восторг, впервые увидев величественную вершину, перед которой, как позже напишет Наварра, «все соседние горы склонялись как перед своим сюзереном». Человек чувствует помимо своей воли, пишет он, «ее, не поддающееся объяснению, неотразимое, магнетическое притяжение. Все наши воспоминания, все нами прочитанное моментально всплыло в памяти, все те неимоверные усилия, которые прикладывал человек, чтобы вырвать у горы потопа величайшую тайну человечества».

Наварра также столкнулся с суеверным историческим сопротивлением, когда собирал информацию среди местных жителей. Дружелюбные, готовые помочь во всем остальном, они проявляли странную сдержанность и даже страх, как только речь заходила о поиске ковчега. Одной из главных целей поисковой партии было восхождение на вершину. Когда эта новость распространилась в округе, даже женщины скорбно бормотали что-то о том, что французам ни за что не добиться своего, ибо еще никому по удавалось достичь вершины.

Второй и более важной целью было исследование долины Ахора, проникновение по возможности в глубь Великого ущелья, изуродованного страшным землетрясением в 1840 г. Наварра считал, что никогда еще со времен легендарного святого Иакова ни один человек не искал остатки ковчега в этом направлении.

Старики деревни Баязет говорили Наварре, что ковчег «действительно находится на горе», но «он никогда не будет найден». Исследователей предостерегали, что они столкнутся с множеством змей, медведей и волков. В конце концов, они вышли из новой деревни Ахора (построенной примерно в мили от старой деревни Аргхури, разрушенной во время катаклизма 1840 г.) в направлении на пик. По пути их потчевали рассказами о прежних «набожных паломниках» к ковчегу, но снова и снова убеждали, что они никогда не смогут взобраться на крутые утесы. «Вы не сможете здесь пройти, — предостерегал их молодой пастух, — так как здесь есть колдовство». На высоте 10 тысяч футов местные проводники оставили их, бросив многозначительные взгляды наверх и отказавшись сделать хоть шаг в сторону «колдовского места».

Наварра же надеялся найти озеро, скрытое под ледяной шапкой, где согласно древним поверьям лежал ковчег, «частично погруженный» в воду. Однако, когда партия достигла стены большого неприветливого каньона в верхнем конце узкого ущелья, им пришлось отказаться от своих планов добраться до огромных ледяных полей с этого направления.

Несколько дней спустя, когда, завершив исследование ущелья Ахора и северного склона горы со стороны Баязета, они сидели, попивая лимонад, в кафе Иг-дыра, к ним подошел один старик. Наварра описывает ту встречу в книге «Грозная гора»:

«К нам приблизился высокий и очень худой старик с изнуренным лицом и ыубоко сидящими темными глазами. Это был, как нам подсказали, «историк деревни» Аккы Уста, тот, кому предки передали из уст в уста свои легенды. «Он знает все, что только можно знать, об Арарате», — сказали нам. Мы при&юсили его за наш столик. Он согласился только на чашку чая. И снова Демир служил нам переводчиком. Старик говори,! медленно, обдуманно, и его низкий голос отдавался в наших ушах как вечерний зов муэдзина с мечети в Ургупе. Пророкам всегда следует говорить в таком тоне. Порой казалось, что он декламирует стихи из Корана. И мы завороженно слушали его, глядя на священную гору. Итак, И августа 1952 г. историк Игдыра Аккы Уста говорил нам:

«Молодые люди из Франции, вы приехали разведать гору Ноя и надеетесь найти там ковчег. Так вот, что я должен сказать вам.

Вы знаете легенду, прекрасную легенду о судне, которое Бог Отец привел к Арарату вместе с его грузом — людьми и животными. Именно благодаря доброте Божьей, Земля была вновь заселена после того, как потоп утолил гнев Божий. Нои, его семья и животные спустились с Арарата и добрались до Ахоры и Еревана. Ковчег же остался на горе, и вы знаете об этом. А теперь послушайте, что я вам скажу. Ковчег все еще там! Мне говорили об этом старики, а им также рассказывали те, кто уже состарился, когда они были молодыми. И все мы верим в ковчег. Все жители Игдыра, Баязета и Еревана, все до последнего пастуха на горах-двойняшках, все верят в него. И мы передадим нашим детям эту веру вместе со святой обязанностью передать ее своим детям».

— Какие у вас основания говорить с такой убежденностью? — спросили мы.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...

Культура Руси в средние века
Образование единого Русского государства нашло своё яркое воплощение в культурно-бытовом облике страны. Можно понять законную гордость наших предков, стремившихся запечатлеть в произведениях зодчест ...

Люди в лодках
Если речь идет о загадочном острове Пасхи, ни один человек не обладает полными и достоверными знаниями о нем. Отец Себастьян Энглерт ...