«Чем еще это могло быть?»
Культура в книгах / Ноев ковчег и Свитки Мертвого моря / «Чем еще это могло быть?»
Страница 2

— Разве недостаточно признаков этого? Вы думаете, монастыри Ахоры, Корана и Эчмиадзина были бы построены, если бы эти исторические факты не были подлинными? А знаете ли вы, что нужно быть чистым как новорожденное дитя, чтобы добраться до ковчега? Мы вопрошающе уставились на Аккы Усту, а он загадочно смотрел на нас. Следует признать: в тот момент мы все, как по команде, осушили наши стаканы с лимонадом.

Старик заговорил снова:

— Вы обратили внимание на то, что монастыри были построены на полпути к вершине? Мы считаем, что то было мудрое рещёние, поскольку там зона пастбищ, пригодных и для землепашества.

Так как пастбища созданы Богом для того, чтобы наш народ мог выжить в пустынях Арарата, никто не смеет выходить за их пределы, ибо это было бы нарушением Закона. Ковчег нельзя подвергать святотатству и поруганию человеческим взглядом».

Несмотря на мрачные предсказания деревенских жителей и на торжественное предостережение старого «историка», в конце концов один жилистый старик-пастух согласился показать нам дорогу. И вот, все выше и выше взбираются они на гору, не следуя ни одной из обычных троп. Все выше и выше по покрытому травой северного склона поднимаются они, проходя зигзагами через ущелья и долины, обходя отвесные откосы — «маршрут дьявола», как назовет его потом Наварра. Их целью было чудесное горное озерцо Коп на северо-западном склоне. Не здесь ли заметил Росковитский ковчег, частично погруженный в талые воды замерзшего озера? Но в Копе не оказалось и намека на ковчег Дальше и выше взбирались они, пока на высоте в 13 500 футов не наткнулись на труднопреодолимую стену ледника. И здесь их снова покинули и их турецкий друг, и легко одетый семидесятипятилетний местный проводник.

Выше и выше продолжали они свой путь всего с одним ледорубом на всех, карабкаясь по страшному нагромождению скал разного цвета и типа, едва избежав смерти, когда под их ногами пошатнулся особо вероломный камень и они едва успели ухватиться за срез утеса над головами.

Но, в конце концов, они ступили на более прочную почву и вышли на большую, усыпанную гравием морену, которую несколькими днями ранее они разглядели из ущелья Ахоры. Они стояли, хватая воздух ртами не только от напряжения, но и от изумления видом, открывавшимся перед ними. Справа от них проходило глубокое ущелье, а слева — начало ледника. Полосы каменистых осыпей и льда скрывали от взгляда Долину внизу, а над ними высилась огромная и ослепительная ледяная шапка Агрыдага. Они взирали сверху вниз на великое ущелье Ахора. Но и здесь, в этом диком царстве льда и снега, как напишет позже Наварра, не было и следа ковчега.

Когда утомленные и разочарованные исследователи повернули в обратный путь, от глухо прогрохотавшей лавины у них под ногами содрогнулась почва. Когда страшное грохотание стихло, ярдах в ста от них из-за ледника появились четыре медведя и направились в сторону безоружных людей. Медведи! Исследователей предупреждали, что они могут столкнуться с медведями, и вот они — рядом, на краю ущелья Ахора, и только ледоруб для обороны! Наварра шлепнул ледорубом по льду, а его товарищ попытался отпугнуть громадных зверей свистом, едва вырвавшимся из его замерзших губ. Медведи продолжали надвигаться на них. Французы подумали, что пропали. Не было никакой возможности спастись. Но внезапно внимание медведей переключилось на другое направление, и они потрусили вниз по склону.

И они снова оказались во власти мечты, надежды на обнаружение ковчега. Поддавшись на какое-то время разочарованию из-за того, что не нашли никаких видимых следов ни ковчега, ни озера в этой ледяной пустыне, они едва не отказались от продолжения поиска. Они припомнили легенду об ангеле, который привел святого Иакова к ковчегу, и горячо возжелали его помощи.

Исследователи смотрели на небо на западе. Было всего два часа пополудни. Солнце ослепительно светило на гору под углом в 45°. Они были одни, если не считать орла и ветра, поддерживавшего бесстрашную птицу, кружившую в небе.

Они сделали еще несколько шагов по толстому слою прозрачного льда и снова бросили взгляд на небо. Уж не одна ли из типичных для Арарата внезапных бурь бросила темную тень на их тропу? Нет, солнце продолжало ярко светить, орел все еще бесцельно парил над их головами. Они внимательнее присмотрелись и увидели под ногами «удивительное в глубине льда черное пятно с четкими очертаниями».

«Очарованные и заинтригованные, — напишет позже Наварра в своей книге, — мы принялись определять форму пятна, прослеживая его очертания фут за футом: две постепенно загибавшиеся линии четко различались на протяжении трехсот локтей перед тем, как пересечься в самом сердце ледника. Очевидная форма корпуса корабля: по обе стороны края пятна округлялись как планширы большого судна. Центральная же часть выглядела черной массой, детали которой не просматривались.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Феминизм
Упоминание о нем так часто встречается в моих беседах с американцами, чего бы эти беседы ни касались, что я собираюсь посвятить ему целую главу. Феминизм (то есть борьба женщин за свое полное равн ...

Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была ...

Искусство Рима
Искусство древнего Рима, как и древней Греции, развивалось в рамках рабовладельческого общества, поэтому именно эти два основных компо­нента имеют в виду, когда говорят об «античном иск ...