Появление и развитие египтологии на Западе.
Культура в книгах / История египтологии / Появление и развитие египтологии на Западе.
Страница 1

Как академическая дисциплина, которую преподают в уни­верситетах всего ми -ра, египтология считается недавним феноменом, ей исполнилось всего-то около 150 лет. Тем не менее, история ее насчитывает тысячи лет. У египто­логии богатое наследство. Большая часть ранних письменных свидетельств о Египте принад - лежит грекам, которые считаются основателями первой великой цивилизации за -падного мира. Многие греческие фило­софы и писатели странствовали по миру, записывая уви­денное, — создавали первые литературные произведения, рассказы -вавшие о путешествиях и различных историях. Бытует мнение, что такие матема -тики, как Фалес и Пи­фагор, побывали в Египте и приобрели свои знания и муд­рость от египетских жрецов. Но именно с письменных сочинений двух греческих историков, Геродота и Манефона, начинается реальная история египтологии, и мно­гие ее общепринятые концепции по-прежнему основы­ваются на их работах. Сегодня многие полагают, что египтология — наука точ­ная, отвечающая всем требованиям официальной науки. Поскольку египтология имеет дело с изучением языка, куль­турного наследия и истории Древнего Египта, то в качестве дисцип -лины она входит в состав других наук — антропологии и археологии. Антропология — это наука, которая изучает человечество в сравнении с другими животными, а также изучает исключительно человеческий атрибут, коим является культура. Археология находит и анализирует древние артефакты и остатки культуры — так что, как мы видим, египтология изучает человека в Древнем Египте, его историю, язык и дошедшие до нас артефакты его ма­териальной

культуры. Геродот побывал в Египте примерно в 440 году до н. э. и записал свои впечатления и наблюдения в третьем томе «Истории». Дебаты в отношении точности его ра­боты, и даже в отношении его намерений и мотивов, не утихали никогда, а в последние 100 лет приобрели осо­бенную остроту. Питер Томпкинс в своей книге «Секреты Великой пирамиды» пишет: « .в своей «Истории», содерж -ащей первый всесторонний отчет о Египте, до­шедший без изменений до наших дней, Геродот описывает некоторые особенности пирамиды, но не всю представленную им информацию следует безоговорочно принимать на веру». Итак, именно Геродот первым предложил концепцию, согласно которой Великая пирамида была построена как усыпальница фараона, — теорию, сейчас являющуюся общепризнанной в египтологии, но которая, на самом деле, противоречит преданиям. «История» Геродота оказала большое влияние на его страну и народ, от чего многие греки, включая и великого философа Платона, заинтересовались Египтом. В своих «Диалогах» Платон приписывает египтянам великую мудрость и знания. В свою очередь, ученик Пла­тона Аристотель услаждал своего воспитанника Алексан­дра Македонского рассказами о чудесах Египта. Начав завоевание мира в IV веке до н. э., Александр особенно заинтересовался Северной Африкой. Когда в результате аннексии Египет перешел под владычество Греции, Алек­сандр Великий оставил одного из своих военачальников, Птолемея, править этой страной, таким образом положив начало тому, что нынешние египтологи называют «эрой Птолемея» (305—30 годы до н. э.).

Жрец из города Се-бенниты по имени Манефон составил историю Египта примерно в 270 году до н. э. До нас дошли лишь не­большие фрагменты его сочинения, но именно его взгля­ды на историю Египта и легли в основу современной египтологии. Манефон разделил историю Древнего Егип­та на периоды правления фараонов по фамильному признаку, где сыновья обычно наследовали отцам, и на­звал эти периоды династиями. Историю Египта писали и записывали многие греческие и римские путешествен - ники, такие, как Диодор Сицилий­ский, Страбон и Плиний. После исламского вторжения в Египет в 640 году н. э. большая часть трудов греческих и римских историков была переведена на арабский язык, но из-за возникшего противостояния между христианством и исламом интерес к Древнему Египту в Европе угас на долгие века. В некоторых работах арабских историков — на­пример, Аль Масуди, Абдель Латифы, Ибн Батуты и Ибн Абдель Хакима — содержатся истории и легенды, оставши­еся неизвестными грекам и римлянам. Спустя несколько столетий после крестовых походов, когда в Европе начали интересоваться науками, путеше­ственники снова устремились в Египет. Джон Грейвс, британский математик и астроном, которого заинтересо­вали рассказы о чудесах, сокрытых в Великой пирамиде, побывал в Египте в 1638 году. После проведения там ши­рокомасштабных раскопок он возвратился в Англию, где и опубликовал одну из первых работ в Европе по египто­логии под названием «Пирамидография». Работа Грейвса оказала большое влияние на двух других ученых, Тито Ливио Бураттини и сэра Исаака Ньютона, которые вос­пользовались измерениями Грейвса в надежде отыскать универсальные закономерности, скрытые в Великой пи­рамиде. Они надеялись использовать эти данные для определения географических координат, чтобы с их помо­щью рассчитать окружность Земли, поскольку греко-рим­ские авторы утверждали, что эта величина была известна древним египтянам. В 1765 году британский путешествен­ник Натаниэль Дэвисон посетил Египет с целью изучения Великой пирамиды. Он обнаружил первую из пяти потай­ных комнат в Великой пирамиде. Многие египтологи, особенно французские, полагают, что современная египтология зародилась в 1768 году, когда Наполеон завоевал Египет. К его чести, честолюби­вый и амбициозный Бонапарт привел с собой 175 «савантов», как называли в то время ученых. Двое из них, До­миник Виван Денон и Эдме-Франсуа Жомар, измерили Великую пирамиду и многие из тогда еще сохранивших­ся храмов на территории Египта и составили подробные чертежи. Денон издал два тома гравюр и офортов, которые пользовались в Европе бешеной популярностью и раз­веяли общепринятую во времена Возрождения теорию о том, что великая архитектура и скульптура из камня зародились в Греции. Французы выпустили в свет 21 том книг о своих открытиях в Египте во время правления Наполеона. Вероятно, самой впечатляющей находкой фран­цузов стал розеттский камень — плита диорита, обнару­женная в 1799 году капитаном Бушаром близ Розетты, области в северном Египте. На плите были начертаны иероглифы и надписи на греческом языке (демотическое письмо). Поскольку до тех пор никто из евро -пейцев не понимал египетских иероглифов, наличие греческого пере­вода позволило ученым наконец расшифровать древние египетские символы, исходя из трактовки их греками. Французский ученый Жан-Франсуа Шампольон посвятил 20 лет своей жизни этому переводу и в 1821 году заявил, что сумел расшифровать иероглифы. Собственно говоря, это выдающееся достижение и по­ложило начало египто -логии как науки. Теперь, когда счи­талось, что египетские пиктограммы (фигурные письмена) можно было перевести на французский или английский языки, появи -лась надежда, что удастся перевести надписи на стенах храмов или папирусные тексты и таким образом воссоздать основы истории и культуры древнего Египта. Однако перевод египетских надписей и текстов, которые легли в основу египто -логии, был сделан представителями западной цивилизации — французами и британцами, ис­пользовавшими западный же источник, то есть понимание греками древнего египетского иероглифического письма. Поскольку греки имели склон -ность вмешиваться в дела других государств и народов, получается, что современ -ная египтология зиждется на взглядах людей, которые не при­надлежали к местной, туземной, культуре и к которым, собственно говоря, местные хранители мудрости этой куль­туры могли относиться враждебно. Помимо всего прочего, это может означать, что перевод символов, врученный гре­кам египетскими жрецами, мог быть неполным; именно на это часто намекал и Абдель Хаким. После французов и англичан в развитие египтологии внесли свою лепту итальянские и немецкие ученые. Они проявили большой интерес к археологии и зачастили в Египет в начале XIX века. Одну из первых немецких экспедиций в Египет возглавил Карл Ричард Лепсиус, проложив, таким образом, дорогу для последующих не­мецких египтологов — Карла Бругша и Людвига Бор-хардта и многих других, много сделавших для развития этой отрасли науки в конце XIX и начале XX веков. Итальянцы проявили интерес к египтологии даже раньше немцев, если считать вышеупомянутого Бураттини в XVII веке, за которым последовали Джованни Бельцони и Джованни Кавилья в XIX в. Они провели одни из первых архео­логических раскопок на плато Гизы и исследовали рас­положенные там пирамиды. Среди прочих имен, способствовавших расцвету егип­тологии в Европе в XIX веке, следует упомянуть французов Огюста Мариетта, трудами которого был осно­ван каирский музей, и Гастона Масперо, автора многих книг о Древнем Египте. Британия также отметила свое присутствие в этой отрасли науки такими представителя­ми, как полковник Ричард Говард-Вайз, который раскапы­вал Великую пирамиду в 1837—1838 годах, и сэр Э. А. Уол-лис Бадж, занимавший должность хранителя египетских древностей в Британском музее в конце XIX века. Бадж по совместительству был автором многих тру­дов, посвященных переводам папирусов, найденных в усы­пальнице жреца Ани, которые стали известны современ­никам под названием «Египетская книга мертвых». Величайшим британским егип­тологом явился сэр Уильям Мэттью Флайендерс Петри. Именно ему, геодезисту-топографу и сыну инженера, принадлежит честь быть отцом современ­ной археологии и британской египтологии. В 80-х годах Петри организовывает широкомасштабные исследования Великой пирамиды, попутно разрабатывая стандарты ведения раскопок, которым все египтологи сле­дуют и поныне. Петри написал множество книг по данно­му предмету, некоторые из них по-прежнему остаются классическими. Многие из британских египтологов более позднего времени, такие, как Маргарет Мюррей, Алан Гар-динер, Г. Картер, Дж. Д. Пендлбери, Артур Вигалл, У. Эмори и И.С. Эдварде, были либо учениками сэра Флайендерса Петри, либо испытали на себе огромное влияние его работ. Американцы пришли на «рынок» египтологии в конце XIX столетия. Одним из первых американских египтологов, если не самым первым, считается Джеймс Генри Бристед из университета Чикаго, который написал великое множество очерков по истории Древнего Египта. Джордж Райзнер, представитель Гарвардского универси­тета, начал раскопки в Египте в самом начале ХХ века. Райзнеру, прославившемуся своими колоссальными раскопками на плато Гизы, принадлежит много открытий в районе Великого Сфинкса и пирамид Гизы. Также следу­ет упомянуть Джона Уилсона и Майкла Хоффмана, кото­рые внесли значительный вклад в египтологию во второй половине XX столетия. Из числа наших современников можно назвать Марка Лейнера, активно про -должающего дело Райзнера, который организовал многочисленные раскопки в Гизе в восьми­десятых и девяностых годах XX века. Лейнер считается ведущим амери -канским представителем классической егип­тологии.

Страницы: 1 2

Смотрите также

К вопросу о национальном характере
Когда говорят о том или ином народе, часто используют понятие национальный характер.  Встречается оно и в работах по межкультурной коммуникации, при этом термин этот так до конца не определен ...

Люди в лодках
Если речь идет о загадочном острове Пасхи, ни один человек не обладает полными и достоверными знаниями о нем. Отец Себастьян Энглерт ...

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...