Наука на излете ленинизма
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Идеологические «особости» советской науки / Наука на излете ленинизма
Страница 7

… Эстонский ученый Иоханнес Хинт придумал оригинальную технологию изготовления нового строительного материала – силикальцита: искусственного бесцементного камня, он оказался надежным и дешевым. Лицензия на его производство была куплена Англией, Японией, Италией, Францией, Австрией. Дома из силикальцита (лапрекса, как его назвали на Западе) можно увидеть в Париже, Милане и в других городах мира. В 1974 году Хинт возглавил конструкторско – технологическое бю-ро «Дезинтегратор». Работало оно на полной самоокупаемости и уже вскоре стало приносить солидный доход. Это последнее и явилось обвинительным заключением против Хинта и его коллег. Доход и “социалистическая экономика” – понятия антогонистические. Раз доход – значит источник обогащения.

Кооператив Хинта стал зудящим раздражителем и для коммунистических ортодоксов и для тучи менее удачливых коллег – завистников. Ради “чистоты формулы” были похерены и национальный научный престиж и очевидные чисто финансовые выгоды от затеянного Хинтом дела. Одна за другой в Эстонию стали наведываться многочисленные комиссии: искали компромат. А в 1981 г. завели на 67-летнего ученого уголовное дело, об-винив Хинта в служебном злоупотреблении. Лейтмотив самый подходящий: мол, кооператив Хинту нужен только как “кры-ша”, под ней легче расхищать социалистическую собственность, получать и давать взятки, организовывать контрабандный ввоз и вывоз товаров . В 1983 г. Хинта судил Верховный суд Эстонской ССР. Дали 15 лет – срок максимальный. В 1985 г. Верховный Суд СССР слушал протест заместителя председателя Верховного суда по делу Хинта. Дело, как и следовало ожидать, без особых усилий развалилось. Но сам Хинт свободы не увидел. Сердце не выдержало напраслин. Он умер в тюрьме. В 1989 г. И.Х. Хинт и все осужденные по его “делу” (Х.Я. Тяхисте, Я.А. Кыдар, И.Р. Плоом) были реабилитированы.

В этой истории, как в капле, отразился весь идиотизм развитого социализма: до предела спрямленная идея упростила жизнь лишь верным ее адептам – тем, кто преданно этой идее служил. Тем же, кто не оспаривал ее догматизма, а просто трудился по уму и совести, т.е. явно забегал вперед, мгновенно обрубали крылья. Причем старались не «органы», не ЦК. Цепную бдительность проявляли сами ученые: коллеги и сослуживцы. В конце 70-х годов коммунистическая идея, как таковая, была им полностью безразлична. Использовали ее как маску на шутовском маскараде – она надежно скрывала их бездарность и моральную деградацию. Держава, престиж, польза, внедрение – все эти словеса охотно произносились на партийных собраниях и даже на Ученых советах, но как только кто-либо на деле пытался вырваться вперед, его тут же осаживали, а коли не помогало, то и усаживали по одной из подходящих статей Уголовного кодекса. Явление это весьма характерно для коммунистической и даже посткоммунистической науки. Дело Хинта – лишь единичная его иллюстрация.

История с “голубой кровью” также по-своему любопыт-на. Если «дело Хинта» – это прмитивная травля преуспевающего ученого его куда менее удачливыми коллегами и полное безразличие (на деле) высокого партийного чиновничества к престижу отечественной науки, то проблема “голубой крови” – напротив, демонстрирует волчью схватку именно за престиж, но престиж местнический, ведомственный. Из-за этой аппаратной грызни подлинно национальный престиж вновь оказался задвинутым на самый задний план.

Суть проблемы в следующем. Ученые решили создать искусственную кровь (кровезаменитель), ее предполагали использовать вместо дефицитной донорской крови. Проблема актуальная: над ней трудятся ученые Японии, США и других стран. В СССР этой проблемой занимались два института: Биофизики Академии наук и Гематологии и переливания крови Минздрава. Вот тут-то и торчит ржавый гвоздь. Казалось бы, конкуренция – только на пользу науке. Ан, нет! Для советской науки общепринятое не подходит, ибо неизбежно с помощью примитивной под-становки конкуренция идей подменяется борьбой ведомственных амбиций, что всегда случается, когда работа подходит к концу и главные действующие лица (из научного руководства, само собой) уже готовят парадные костюмы под правительственные награды.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Культура Руси в средние века
Образование единого Русского государства нашло своё яркое воплощение в культурно-бытовом облике страны. Можно понять законную гордость наших предков, стремившихся запечатлеть в произведениях зодчест ...

Чрезвычайные ситуации
Чрезвычайные ситуации (ЧС) — это обстоятельства, возникающие в результате аварий, катастроф, стихийных бедствий, диверсий или иных факторов, при которых наблюдаются резкие отклонения протекающ ...

Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в экспрессивных речевых актах
Как и стратегии дистанцирования, стратегии сближения также связаны с определенными речевыми актами. В данном случае это, главным образом, экспрессивные РА: благодарность, извинение, приветствие, п ...