«Обрусение» науки как национальная проблема
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Национальные «особости» русской науки / «Обрусение» науки как национальная проблема
Страница 4

Что же получалось? Сами пригласили и сами стали выставлять за дверь? Добро бы за национальные интересы выступали «природные россияне», хотя и в этом случае подобный патриотизм был бы явно не ко времени, ибо свои “мудрые разумом Ньютоны” на горизонте еще не обозначились, а в Академии наук уже трудились такие гиганты, как Л. Эйлер и Д. Бернулли. Нет. Немцев и швейцарцев из Академии выталкивали не русские ученые, а российские традиции. Одна из них состояла в том, что главной фигурой в Академии наук, как и в любом другом казенном учреждении, был не ученый, а чиновник. Для него же интересы науки были на одном из последних мест. Такой личностью, ставшей нарицательной для Петербургской Академии наук XVIII века, был немец Шумахер. Это благодаря его чиновному усердию Академию наук лихорадило, это он умудрился восстановить против себя не только русских ученых, но и многих работавших в Академии европейцев. Тот же Ломоносов в «Краткой истории о поведении Академической канцелярии» (1764 г.) писал, что невозможно “без досады и сожаления представить самых первых профессоров Германа, Бернулли и других во всей Европе славных”, которые приехали “в Россию для просвещения ее народа, но Шумахером вытеснены, отъехали, утирая слезы” .

Да, судьба самых первых российских академиков складывалась по-разному. Одни, вероятно, не выдержав смену условий жизни, вскоре умерли в Петербурге: Н. Бернулли (1726 г.), М. Бюргер (1726 г.), других уволили: И.-Х. Либерт (отработал 1736-1737 гг.), Хр. Мартини (1725-1729). Наконец, значительная часть академиков была вынуждена покинуть Россию не по своей воле. Вот лишь несколько судеб.

… Физик Г.-Б. Бюльфингер прибыл из Германии в 1725 г. Но уже в 1730 г., не выдержав травли коллег, навсегда покинул Россию. Так же со дня основания Академии в ней трудился профессор математики Я. Герман. Приехал он из Швейцарии в возрасте 47 лет, а в 1730 г. из-за склок Шумахера уехал из России.

Д. Бернулли до Петербурга учился в Базельском университете (Швейцария). В 1725 г. он с братом Николаем приезжает в Петербург, где занимает в Академии наук сначала кафедру физиологии, затем математики. В 1733 г. все из-за того же Шумахера он вернулся в Базель. Россия в его лице потеряла великого ученого, зато сохранила Шумахера.

Крупный математик Хр. Гольдбах прибыл из Германии и работал в Академии наук с года ее основания. Однако в 1742 г., также не выдержав постоянных академических дрязг, он уволился из Академии и перешел на службу в Министерство иност-ранных дел, дослужившись до чина тайного советника. Напомню, что так называемую «проблему Гольдбаха», связанную с теорией чисел, смогли разрешить лишь в 1937 г. (И.М. Виногра-дов).

Об астрономе Ж.-Н. Делиле мы уже упоминали в преды-дущей главе. Он был академиком самого первого состава. Приехал в Россию из Франции. Отношения с Шумахером испортил быстро. В 30-х годах он жаловался в Сенат: “… Хотя от самого моего приезда довольно требовал русских студентов от Академии, однако получить не мог, для того что помянутый Шумахер всегда, сколько ему возможно было, российского народа от всякого произвождения отдалял, а напротив того старался он, Шумахер, лучше немцев употреблять и производить” . В 1747 г. Делиль уехал из Петербурга, порвав всякие контакты с Академией наук. Россия лишилась еще одного крупного ученого. А между тем именно Делиль составил и начал реализовывать программу геокартографирования России, а его картографическая проекция 1728 г. использовалась 200 лет . Это он основал службу точного времени и предложил ежедневно в полдень оповещать жителей Петербурга выстрелом из пушки Петропавловской крепости.

Великий Л. Эйлер прибыл в Петербург из Швейцарии по вызову Д. Бернулли в 1727 году. Сначала он занял должность адъюнкта по кафедре физиологии, но вскоре был избран профессором на кафедру физики, а после отъезда на родину в 1733 г. Д. Бернулли возглавил кафедру высшей математики. В 1740 г. после кончины Анны Иоанновны началось регентство Бирона. В России наступили смутные, а главное неопределенные времена. Эйлер воспользовался приглашением Фридриха II Великого и уехал работать в Берлин. На вопрос короля, где он всему научился, Эйлер ответил: “… Я всем обязан своему пребыванию в Петербургской Академии” . Эйлер искренне говорил это. Он был великий труженик, все время он отдавал работе и ни в каких академических распрях участия не принимал. Он был одним из немногих крупных ученых, кто не испортил отношений ни с Ломоносовым, ни с Шумахером. В 1749 г. Эйлер писал из Берлина Шумахеру: “… Я и все остальные, имевшие счастье состоять некоторое время при Русской Императорской Академии, должны признать, что тем, чем мы являемся, все мы обязаны благоприятным обстоятельствам, в которых там находились. Что касается собственно меня лично, то при отсутствии столь превосходного случая, я бы вынужден был заняться другой наукой, в которой, судя по всем признакам, мне предстояло бы стать лишь кропателем” . (До отъезда в Петербург Эйлер по рекомендации отца занялся востоковедением. – С.Р.). В 1766 г. Екатерина II через своего посла в Берлине князя В.С. Долгорукова передала Эйлеру приглашение вернуться в Петербург на любых условиях. Он принял его. Более ученый не покидал Россию до конца своих дней. Умер Л. Эйлер в 1783 г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Заключение
Римское искусство завершает собой многовековой путь, начатый эл­линской культурой. Оно может быть определено как явление переходного периода от одной художественной системы к другой, как мост от ан ...

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...

Интересные факты
1 Население 3 323 906 человек (Санкт-Петербург 4 800 000) 2 Плотность 19 чел./км² Россия 8.4 чел./км² 3 Этнический состав Уругвая. 88% — выходцы из Европы, 8% — метисы, 4 % —афри ...