«Обрусение» науки как национальная проблема
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Национальные «особости» русской науки / «Обрусение» науки как национальная проблема
Страница 6

Как видим, процесс «обрусения» нашей науки стал необратим лишь со второй трети XIX века. (С 1841 г. официальным языком Академии наук стал русский, на нем печатались протоколы заседаний, а научные статьи могли публиковаться на русском, немецком или французском языках – по желанию автора). Хотя и продолжали приглашать иностранных ученых, ибо была еще очень сильна инерция традиций, да и влияние «немецкой» партии в самой Академии наук. Так, из-за границы прибыли Е.И. Паррот (1826 г.), Г.-И. Гесс (1828 г.), Я.-И. Шмидт (1829г.), Ф.Ф. Брандт (1830г.), В.-Я. Струве (1832 г.).

Большой вклад в ускорение занимающего нас процесса внес С.С. Уваров. Он был президентом Академии наук с 1818 г., а с 1833 по 1849г. еще и министром народного просвещения в правительстве Николая I. Будучи человеком высокообразованным и умным, он прекрасно понимал, что его знаменитая триада: «православие – самодержавие – народность» или, говоря иначе, «церковь – власть – народ» будет работать на укрепление российской государственности, в частности, и в том случае, если интеллектуальная элита страны станет своей, национальной и сможет служить своеобразным генератором полезных для страны идей. Поэтому он и предпринимал все от него зависящее, чтобы внутренняя политика государства опиралась на национальные кадры, и начал он с реформы российских университетов. Понятно, что ни о какой циркуляции свободной научной мысли речь не шла, его политика была направлена лишь на то, чтобы, как выразился Д.И. Менделеев, “высшие учебные учреждения в России стали переходить из немецких рук в руки русских” . Это же отмечают и современные исследователи: российские университеты в XIX веке были более русскими, чем Академия наук .

Может создаться впечатление, что мы, говоря об «обру-сении» нашей науки, подставляем в этот процесс лишь Академию наук, игнорируя прочие научные учреждения. Но, во-первых, помимо Академии до второй половины XIX века существовали лишь добровольные научные общества и учебные заведения в лице пяти университетов да нескольких специализированных высших учебных заведений – Горного, Технологического, Лесного института. Наука в них, за редкими исключениями, лишь тлела. А, во-вторых, история отечественной науки в значительной мере “означает именно историю Академии наук” .

Более интересен другой аспект рассматриваемой пробле-мы. Это сегодня мы можем ее беспрестрастно изучать, подсчитывать число «немцев» и «русских» в Академии наук разных лет, с удовлетворением отмечая, что уже во второй половине XIX века процесс «обрусения» перестал быть национальной «особо-стью», ибо подходил к своему естественному финишу. (Послед-ним иностранцем по месту рождения был крупнейший ориенталист В.В. Радлов, избранный в Академию наук в 1884 г.). Казалось бы, что русская научная общественность должна была быть довольной и спокойно наблюдать за тем, как Академия наук, пусть и медленно, но неуклонно превращается в действительный храм национальной науки. Но именно в эти годы, а точнее со времени великих реформ Александра II, русское общество почувствовало несоответствие между своим национальным достоинством и «вненациональным» составом Академии наук и крайне нервно реагировало на это. К.А. Тимирязев, к примеру, писал об Академии наук тех лет как о “немецкой”, что, как мы убедились, было явно несправедливо; она, мол, блистала “в 60-е годы именами Бэра, Ленца, Струве, Гесса и других” . Кстати, чтобы более верилось в эти «патриотические ахи» Тимирязеву следовало бы подобрать другие фамилии – их было предостаточно – а не склонять имена великих ученых.

Да, именно к 60-м годам XIX века русская наука развилась настолько, что могла по праву соперничать с «немецкой» по любой академической кафедре. Но и последняя еще была в силе и своих позиций сдавать не желала. Отныне за каждую академическую вакансию разворачивалась настоящая битва. Академия раскалывалась на две почти равновеликие половины и каждая из них стеной стояла за своего кандидата. Вот лишь нес-колько выборочных примеров.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была ...

Уругвай и его культура
Данная работа посвящена изучению страны Уругвай, её нравов и культуры. Эта тема очень актуальна в наше время в связи с возросшим интересом к данной стране. 1. Целью данной работы являе ...

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...