Советские традиции Российской Академии наук
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Нежданные «особости» постсовеской науки / Советские традиции Российской Академии наук
Страница 8

Президиум союзной академии уже не противился напору «отцов – организаторов» РАН, решив, что пусть себе выберут еще 160 академиков (ничего себе щедрость! – С.Р.), а потом объединят силы, назвав единую Академию – РАН. А то, что при этом и так раздутый до неприличия штат АН СССР увеличится сразу на 160 новых членов, никого уже не пугало.

Интересна чисто «детская» (линейная) логика ученых му-жей: во всех республиках есть свои Академии. Значит и суверенной РСФСР нужна своя Академия. Так можно было рассуждать в начале пути, когда республиканские Академии только организовывались, т.е. в 20-х годах. Тогда АН СССР действительно могла стать неким консультационным координирующим центром для республиканских Академий. Но когда уже существовала АН СССР, а 95% ее учреждений было на территории России, то сама постановка вопроса об организации АН РСФСР выглядела бессмысленной.

Столь же простодушно – наивными оказались и резоны суверенизации российской науки. (РАН, мол, будет заниматься только проблемами России, как будто АН СССР занималась проблемами Союза).

На самом деле региональная научная элита отчетливо видела свои интересы в другом: она играла на противоречиях центра и территорий, обозначившихся в самом начале 90-х годов, и надеялась получать деньги сразу из двух карманов: союзного (на капитальное строительство) и республиканского (на сами научные исследования). Академик Е.И. Чазов, например, бесхитростно заметил, что на собрании их Отделения сказали: у Союза денег нет, они есть у России, вот и пойдем туда.

Как ни грустно признать, но придется: те, кто уже в октябре 1991 года ратовал за создание РАН, руководствовались отнюдь не интересами науки, они на мутной волне противостояния Союза и республик, отыгрывали свои личные интересы: одни карьерные, другие финансовые. И не скрывали: раз Союз ослаб, значит под его крылом Академии наук делать нечего.

С жуткой откровенностью их позицию выразил член – корреспондент А.В. Яблоков: Академию втянули в политические игры. Пример: Указ М.С. Горбачева «О статусе Академии наук СССР». Он означал, что Академия была с потрохами запродана недееспособному Союзу. И далее: “Указ означал конец надежды для России сформировать собственную Академию наук. И совершенно правильным (?-С.Р.) было решение Верховного Совета России создать Российскую Академию незамедлительно” .

Почему, собственно говоря, мы сегодня столь негативно оцениваем позицию ученых по суверенизации российской науки, ведь жизнь показала, что СССР действительно распался, и те, кто ратовал за создание РАН еще в 1989 – 1991 годах оказались правы?

Нет, не правы. Они уподобили себя врачам, сознательно нарушившим клятву Гиппократа, которые сидя у постели больного, не лечили его, а еще при живом человеке цинично обсуждали свои выгоды от его смерти. Ученые втянулись в политические игры и пошли на поводу у тех, кто вел свою личную игру, сознательно ослабляя и без того трещавший союзный центр.

Если бы еще в 1989 г. на откровенно деструктивное послание В.И. Воротникова и А.В. Власова руководство Академии наук СССР сказало свое твердое НЕТ, то не исключено, что это притормозило бы процесс распада Союза, а если бы и нет, то в истории, по крайней мере, сохранилось бы совсем другое лицо нашего высшего ученого сообщества. Президиум АН СССР уже в 1989 году проявил избыточное политическое послушание и поплатился за это, по крайней мере тем, что получил в наследство Российскую Академию с явно раздутым и интеллектуально разубоженным составом. Часть, т.е. РАН, оказалась больше целого (АН СССР). И это – достойная награда за несвойственные науке политические альянсы.

Вернемся, однако, в октябрь 1991 года. Еще до подписания «беловежских соглашений» решение о создании АН РСФСР было принято. В Оргкомитет учредителей новой Академии входили многие представители «большой» Академии наук. Возглавлял его Ю.С. Осипов. Уже в начале 1991 г. он величался “ака-демиком – координатором создания РАН”.

Еще раз повторю, ибо это крайне важно, – еще до беловежского оформления развала СССР академики 10 октября 1991 г. додумались до следующего: сохранить АН СССР, возвратив ей название Российская Академия Наук, а аппетиты региональных отделений удовлетворить созданием Фонда фундаментальных исследований. Еще существовал Союз ССР, а АН СССР уже не было!

В тот же день с поста президента АН СССР ушел Г.И. Марчук. Он заявил в своем прощальном слове, что начался “процесс разрушения нашего научного потенциала как целостной системы”, наука уже начала хиреть, а члены Академии занимаясь демонтажем пусть и устаревших, но сложившихся структур, губят не просто науку, губят ученых – их отлучают от живого дела .

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Становление римского искусства (VIII-I вв. до н. э.)
Республика оставила немного произведений, по которым можно судить о принципах зодчества того времени: сооружения разрушались, нередко позднее переделывались. Большая часть уцелевших памятников была ...

Спорт
Спорт был частью уругвайской культуры от раннего начала зарождения страны. Победители таких спортивных событий как Чемпионат мира по футболу, Открытый чемпионат Франции, и на олимпийских играх , Ур ...

К вопросу о национальном характере
Когда говорят о том или ином народе, часто используют понятие национальный характер.  Встречается оно и в работах по межкультурной коммуникации, при этом термин этот так до конца не определен ...