Советские традиции Российской Академии наук
Культура в книгах / Наука под гнетом российской истории / Нежданные «особости» постсовеской науки / Советские традиции Российской Академии наук
Страница 4

ЦК бдительно следил за Академией и определял даже время принятия нового устава. Так, 11 апреля 1963 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совмина «О мерах по улучшению деятельности Академии наук СССР». Его главный вывод – подошло время нового Устава. 1 июля 1963 г. он был утвержден Общим собранием. Устав этот стал последним в советском периоде истории Академии наук.

В марте 1987 г. Общее собрание приняло множество поправок к этому Уставу и он продолжал действовать вплоть до конца 1991 года, когда был принят временный устав РАН. Он по свой сути ничего не изменил – ни в статусе Академии, ни в порядке избрания новых членов.

Так и живет Академия наук, опираясь на временный Устав. По-видимому, руководство штаба нашей науки понимает, что время косметических зачисток советского устава про-шло, а на радикальные преобразования решиться не может.

Итак, живя по советскому Уставу, Академия наук благополучно миновала все рифы горбачевской перестройки, не заметила ГКЧП и целехонькой въехала в посткоммунистическую Россию. В Академии все по-прежнему, все советское – только денег не хватает. Профессор С.И. Яковленко точно заметил: “Зная, как проходят ученые в Академию, как они туда выбираются и по каким критериям, Академия наук в ее нынешнем состоянии не может быть организацией, стимулирующей и раз-вивающей науку” .

Что имел в виду С.И. Яковленко? Разберемся в этой осно-вополагающей проблеме более обстоятельно. Тем более порядок пополнения Академии наук не изменился – в основных своих чертах – с 1927 года, со времени принятия ее первого советского Устава.

Вообще говоря, существуют два принципиально разных подхода к пополнению Академии: один – «сверху», когда кандидата на освободившуюся вакансию предлагают академики соответствующего отделения, другой – «снизу», когда кандидатов в Академию наук подбирает вся научная общественность страны, устраивая тем самым, как выразился академик Ю.А. Осипьян, “национальные выборы”. Первый подход был традиционен для нашей Академии до 1917 года. Он же практикуется практически во всех Академиях мира .

Надо сказать, что оба подхода не без издержек. При выборах «сверху» академическая система становится замкнутой, она открывается лишь для тех, кого сама же и избирает. При выборах «снизу» Академия наук оказывается под перекрестным огнем общественности и если эта самая общественность выражает мнения политических верхов, то Академия вынуждена избирать тех, кого ей рекомендуют. Наука при таком порядке выборов со временем неизбежно отодвигается на задний план.

Еще с конца XIX века, когда Академия наук не избрала своими членами И.М. Сеченова, Д.И. Менделеева, А.Г. Столетова, она узнала истинное мнение о себе так называемой демократической русской интеллигенции. Д.И. Менделеев прямо говорил о том, что Императорская Академия наук перестала быть русской, при выборах новых членов научные заслуги кандидатов не являются основным критерием. Устранить подобные издержки он предлагал контролем за выборами со стороны научной общественности университетов, институтов, научных обществ . В полном объеме эти мечты Д.И. Менделеева воплотились при советской власти, уже в первом советском Уставе Академии наук 1927 года. Именно в нем были подробно прописаны новые «де-мократические» правила избрания новых членов Академии. Суть их в том, что список кандидатов в «бессмертные» формировавался теперь трудовыми коллективами вузов, институтов, промышленных организаций и т.д. А академики тайным голосованием в предметных комиссиях, отделениях и, наконец, на Общем собрании выбирали из этого списка тех, кто удовлетворял требованиям Устава.

Зачем был внедрен именно такой порядок выборов?

Его чисто внешняя демократичность была лишь ширмой, прикрывавшей истинные намерения большевистской власти. А состояли они в том, что таким способом достигалось предельно быстрое «осовечивание» Академии, ибо «снизу» предлагали тех, кто не вызывал сомнений у властной партийной элиты. Поэтому избрание в Академию наук нужных советской власти ученых, да еще избрание «демократическое», с тройным фильтром голосования решало эту задачу наиболее простым и надежным способом.

Но уже вскоре, а точнее с конца 1929 года, когда Академия наук была поставлена на колени и без сопротивления выполняла любые предписания властей, подобный порядок выборов стал необходим уже самой Академии. Почему? По очень простой причине: с помощью изобретенной коммунистами новой «демократической» технологии пополнения Академии наук ее президиум, оказавшийся в полной зависимости от партийного руководства страны, стал сам подбирать людей, могущих проводить нужную линию и к тому же способных организовать и контролировать научные коллективы. Фамилии этих людей «спускались» в низовые организации, а те выдвигали их как своих кандидатов. Дальнейшую работу академическое чиновничество проводило уже со своими академиками и те, как правило, голосовали за нужных людей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Истоки римского искусства
...

Out of doors
Дойдя до этой финальной главы, я поняла, что еще о многом не успела рассказать. Особенно о том, что составляет жизнь американской семьи за пределами ее дома, или, как здесь говорят, out of doors . ...

Воззрения японцев на язык. Языковые мифы
В данной главе рассматриваются массовые представления японцев (как обычных людей, так и многих профессиональных лингвистов) о своем языке. Языковые мифы и предрассудки отражаются не только в бытовых ...